Номер не пройдет

Видеофиксация нарушений еще не стала повсеместной, но государево око все же стремится к абсолюту и распространяется по стране все масштабней, пугая внезапностью появления даже в откровенно медвежьих углах.

При этом видеонадзор от состояния аттракциона потихоньку подступился к стадии реальной пользы. Полиция уже имеет возможность отследить маршруты перемещения автомобилей подозреваемых и по уголовным делам начинают встречаться ссылки не на доисторическую «наружку» с «топтунами» на хвосте, а на файлы из архива (срок хранения месяц), благодаря которым машина преступника, оставив след на карте города, выдала все точки интереса владельца. Правда, тут же обозначилась и коммерческая составляющая, когда под заказ полиция отслеживает «нужного» клиента.

Главным в идентификации машины является ее регистрационный знак, известный в народе под псевдонимом «номер». Камера видит и помнит все номера. А поскольку полиция наконец-то научилась создавать базы данных, то в случае нужды появляется реальная возможность выловить на дороге и злостного нарушителя ПДД, и неплательщика налогов, и вредоносного алиментщика и клиента судебных приставов. Главное, чтоб номер на машине был!

Но наш юрист-президент почему-то решил, что номер с машины нужно почаще снимать. Первым делом было разрешено снимать номера за не пройденный техосмотр. Потом в список смертных грехов добавили отсутствие ОСАГО, излишний шум и вредный выхлоп (ст. 12.5 КоАП). В те времена, когда вся стран ездила с номерами, появление на улице автомобиля без регистрационных знаков служило однозначным сигналом – криминал! И ГАИ всегда останавливала такую машину для проверки. (И пусть даже отпускала водителя за взятку, все равно ведь останавливала). Ровно год тому назад Президент разрешил снимать номера еще и за избыточную тонировку, тем самым расширив список людей, легально избегающих присмотра видеокамер (вступает в силу с 1.07.2012). Оказывается, тонировка невероятно опасна. Карать надлежит беспощадно.

На самом деле снятые номера, да еще по столь ничтожному поводу, позволяют любому шахиду спокойно привезти в Москву гексоген, зарядить взрывчаткой соседку-шахидку, прокатить ее до станции метро и, нажав на заветную кнопку подрыва, уехать к себе домой. И ни один гаишник к нему не прицепится, и ни одна камера никогда не расскажет его маршрут. И все благодаря неумным законотворцам, чьи законопроекты г-н Медведев, судя по всему, нередко подрисывает не глядя., расширяя список абсурдных индульгенций за езду без номеров и, следовательно, вне надзора полиции.

Когда власть потакает латентной преступности и придумывает повод для избегания возмездия, она придумывает оправдание. Так в чем общественная опасность тонированной машины? Не виден водитель и его любовница? Ночью сквозь темное стекло ничего не разглядеть? Чернота тонировки пугает впечатлительных? А зачем же номера-то снимать? Приставы, например, отбирают магнитолы и запасные колеса… Не менее оскорбительно, но хоть не выводит потенциального преступника из-под присмотра полиции.

Правильный ответ: номера с машин снимать нельзя. Никогда и ни по какому поводу. Как ни странно, но регистрационный знак на автомобиле уже перестал быть поводом для унижения водителя, непонравившегося полицаю, номер на машине – один из многочисленных факторов всеобщей безопасности. Президент об этом не додумался, а главный консультант по транспортной безопасности генерал Кирьянов, как всегда, не знал?