А бордюры покрасят?

При Лужкове пленные рабы Таджикистана зимой чистили снег во дворах и весной красили бордюры в страшные цвета казарменной эстетики. Зато автомобили могли подобраться к каждому подъезду.

Уже понятно, что новый мэр Москву в правление не получил. Чиновники оказались сильней и не отдали ему ни сам город, ни способы кормления. Вполне логично, что всякий гауляйтер садится руководить с непременными финансовыми последствиями для себя. Потыкавшись между кормушками, новый мэр подал сигнал бедствия и федеральный центр тут же выдал ему территорию беззащитной области. Суть операции незатейлива. Правительство Московской области при генерале Громове занималось в основном торговлей землей. Ну, конечно, еще и в открытую воровали (где прячется с украденными деньгами министр финансов Московской области Кузнецов?), и с населением боролись, но в главный бизнес был все же в тихой торговле землей. Что вполне логично. Не строить же на такой дорогой земле фабрики-заводы-колхозы-дороги? Но пока в области оборону от столичного гауляйтера держал генерал, шансов ворваться в его вотчину было мало. Тогда и появилось мудрое решение - Москву расширить до жадной бесконечности и тем самым легально позволить московскому ставленнику обрести собственный кусок. Теперь Собянин может с приподнятым забралом отступить на освоение новых земель и финансовых потоков, больше не претендуя на кормушки Лужкова.

Чтоб генерал не дергался, его сменили другим генералом, самым надежным в кадровой обойме Путина. Умильное сближение Москвы и области тут же показали по всем телеканалам, обозначив нерушимость общих интересов и долгожданное отсутствие разногласий. И пока публика нервно надеется, что бессовестная затея с расширением города до размеров княжества, будет признана ошибкой (с последующим тихим покаянием за содеянное?), Собянин и Шойгу обсуждают, какие замечательные дороги они наконец-то построят для москвичей и гостей столицы. Раньше антагонизм двух гауляйтеров этого не позволял, а теперь, в едином порыве, шикарные шоссе пролягут по всей территории нового феодального образования. Ведь раньше этому мешало… А что именно мешало? Об этом стыдно говорить, но раньше этому мешал федеральный центр… Не вражда Лужкова и Громова, а политика разделения полномочий гауляйтеров на их территориальных автономиях. Те самые шоссе, которые всегда забиты машинами и тянутся мучительным асфальтом из Москвы до дальних до окраин, к области отношения не имеют. Они так и называются – федеральные трассы. Их реконструкция, расширение, строительство развязок, подъездных путей и содержание – находятся в ведении Минтранса и его верного друга Росавтодора. А местная власть даже веником по ним махнуть не смеет. И взятку получить за более удобный съезд, безопасную развязку или простейшую автобусную остановку – не имеет права. Это финансовые потоки федерального уровня. И чтобы мы с вами получили дороги, нам ни Московское княжество, ни генерал Шойгу и раньше не были нужны, и теперь без надобности.

…Если бордюры все же покрасят, значит, гауляйтеру столицу так и не сдали и, следовательно, за область он возьмется всерьез. А красть продолжат и впредь…