Взять — и отменить!

Охранник на воротах, полагающий себя полицаем, потребовал открыть багажник и предъявить личные вещи для досмотра. Без понятых, без протокола, без полномочий.

«Здесь эта инструкция не работает» — сообщил начальник. Знакомая картина, не правда ли? Преимущество и суть Конституции в том, что она является законом прямого действия, проще говоря – главным в стране. А все кодексы, нормативы, распоряжения и приказы – инструментами реализации ее статей. Конституция гарантирует (или хотя бы обнадеживает), вся остальная законодательная пирамида – обеспечивает претворение гарантий (надежд) в жизнь. А наверху сидит гарант, по совместительству – президент. Его главная работа – приглядывать за тем, как вертикаль трудится над неукоснительной реализацией конституционных надежд.

Но нам с нынешним гарантом не повезло. Только получив страну в управление, он тут же растоптал основной закон и в порыве личного представления о благе, изменил срок президентских полномочий с четырех лет до шести. Он не имел на это права. И полномочий не имел. Он был обязан отбить все нападки и отстоять незыблемость периода правления. Но его действия вызвали восторг, аплодисменты и счастливые слезы умиления. Не у страны. Реакция населения мало кому интересна. У депутатов Госдумы.

Совершив первое надругательство, он позволил себе громить Конституцию дальше. И вывел из-под действия двух ее статей (ст.49 «Презумпция невиновности» и ст.19 «Равенство всех перед законом вне зависимости от места проживания») 40 миллионов граждан страны, создав своими действиями обособленную социальную группу, пораженную в гражданских правах – водителей.

В обществе никто не понял, что такое основной закон. Конституция на уровне охранника, как представителя низшего социального звена, и на уровне Президента, как высшего руководителя страны — пустая бумажка. Конституция не действует сама по себе, нуждается в уточнениях и, как ни странно, в разрешении к использованию. 21 год новой страны, вернувшей себе вместо тяжкой аббревиатуры СССР исконное название Россия, оказались слишком коротким сроком, чтобы привыкнуть пользоваться Конституцией по прямому назначению. Справка, приказ, инструкция — все еще сильней основного закона. Ни президент, ни охранник так и не осознали, что Конституция работает сама по себе, в уточнениях не нуждается и обязательна к исполнению по всей стране, во всех ситуациях, по каждому поводу. И вот плоды столь пренебрежительного отношения к Основному закону.

Министр внутренних дел Рашид Нургалиев свои приказы, распоряжения и наставления начинает с заклинания – основой деятельности полиции является конституционность. А его заместитель Виктор Кирьянов желает узаконить гоп-стоп, проверяя на состояние алкогольного опьянения всех водителей страны без причины, протокола и понятых. Начальник ГАИ страны Виктор Нилов печалится, что ему не хватает законов, защищающих честных водителей. Председатель комитета по конституционному законодательству Госдумы Владимир Плигин не унимается и, растоптав две статьи Конституции, рассматривает варианты дальнейшего надругательства.

Водители остаются вне конституционных гарантий (убийца имеет право на презумпцию невиновности, а водитель, чье превышение скорости зафиксировала видеокамера – нет), а законодатели и исполнители не хотят признавать действие основного закона и не желают его исполнять.

Большевики декларировали построение бесклассового общества, расстреляв лишних. Нынешняя власть создает новый класс – водителей, лишив их гарантий основного закона. Не ради уничтожения, ради дохода. Водители, выведенные из-под действия Конституции, отдаются на бесправное кормление полицаям и пр., а гарант и его вертикаль контролируют процесс.