Если яма, то только долговая!

Потирая ушибленный лоб и проклиная тот переулок, на котором ваш автомобиль угодил в яму и лишился амортизаторов, вы тем не менее сквозь слезы готовы бить в литавры! Еще бы! Ведь Верховный суд заявил намедни, что виновником вашей беды следует считать дорожную службу, а не вас. И именно она должна будет возместить причиненный вам ущерб.

Не торопитесь ликовать: в действительности дело обстоит иначе...

Бабки надвое...

Воображение рисует картинку всероссийского столпотворения: оравы автовладельцев, пострадавших от весенних колдобин и ям, берут штурмом мировые и районные суды с требованием обязать дорожные службы вынуть и положить деньги на ремонт разбитых автомобилей. Мол, сам Верховный суд на то теперь дал право!

И — вот незадача! — через одного уходят из суда несолоно хлебавши...

Впрочем, уже в самое ближайшее время именно такая картинка станет явью. И разочарованными останутся те, кто не предусмотрел, что вариантов развития событий вокруг ямы может быть два, а обязанность дорожников возмещать ущерб возникает только в одном.

Начнем с варианта безнадежного.

Итак. Ночь. Улица. Фонарь... Причем фонарь вызывающе красного цвета. Висит над местом проведения раскопок на дороге. Кругом — знаки «Дорожные работы», «Максимальная скорость...» и прочие, прямо или косвенно предупреждающие об опасности...

Блондинка за рулем имеет неоспоримую возможность вовремя заметить опасное место. Но, отвлеченная разговорами по телефону, прет, как необъезженный рысак.

Финал понятен: суд откажет в материальных претензиях к дорожным службам, ибо они предприняли все необходимые и достаточные меры для предотвращения наезда на место ремонтных работ.

Суд откажет и в том случае, даже если на дороге не было никаких предупреждающих об опасности фонарей и не проводилось никаких ремонтных работ, но был хотя бы один дорожный знак (например, «неровная дорога»), указывающий, что это — дорога в ад. И не ремонтировалась она с того дня, как ее подорвали при отступлении немцы.

И это — правильно! Ведь в таких случаях виноват, скорее всего, тот, кто самонадеянно, невзирая на всяческого рода предупреждения, решил: проскочу!

Вариант обнадеживающий.

На дороге, изрытой ухабами, с открытыми колодцами и пятигорскими провалами ничто не предупреждает об опасности. Догадываться приходится самому... Наличие двух ям предугадано вовремя, с обнаружением третьей не повезло.

Тут и гадать не надо: вины водителя нет. И это — тот самый случай, когда к дорожникам можно смело идти с протянутой рукой.

Рой яму другому!

В переводе на шоферский все вышесказанное выглядит примерно так: в ГАИ вам шьют дело о вашей виновности (мол, наехал на яму, значит, сам дурак), ссылаются на пункт 10.1 ПДД, который обязывает вас своевременно обнаруживать опасность на дороге и вовремя перед ней останавливаться. Утверждают, что вы проявляете хроническое стремление проваливаться в «Марианскую впадину», оголившуюся по весне аккурат посреди центрального проспекта. И что вы — близорукий! — не видите дальше собственного капота...

Возражайте аргументировано: чтобы признать водителя виновным, одной только ямы или ухаба, на который он наехал, недостаточно! Опасное место должно быть обозначено любым предусмотренным законом способом. И виноватым водитель может быть признан лишь в случае, если проигнорировал не саму яму, а предостережение о ней.

С такой теорией в ГАИ вас, конечно же, не поймут. Но это — не повод сворачивать с дороги.

Требуйте у прокуратуры помочь придорожной полиции разуть глаза.

Пусть прокуратура периодически выясняет: почему, заступая на службу, инспектор ДПС не осматривает дорогу, к которой приставлен, а в случае обнаружения ям, колдобин и ухабов не сообщает о них в дежурную часть. Это же его прямая обязанность, предусмотренная ведомственными приказами!

А если сообщает, то почему ответственные лица полицейского подразделения так редко строят в одну шеренгу собственника дороги и обслуживающих ее дорожно-коммунальных бездельников. И почему не ставят перед ними задачу — залатать дорогу, как того требует норматив, в течение суток.

И почему какой-нибудь гаишный капитан так быстро утратил азарт и перестал наказывать нерадивых дорожников: должностных лиц — штрафом до трех тысяч рублей, юридических — до тридцати.

Это же — и его прямая обязанность!

Выполни каждый из вышеперечисленных господ-товарищей свою работу — не было бы позорной российской статистики: каждое шестое ДТП у нас случается из-за невообразимо низкого качества дорог.

Впрочем, пустое...

Ведь где ж дорожникам и прочим эксплуататорам козлиных троп взять денег на штрафы пропорционально количеству ухабов и ям?! Того и гляди — при таких штрафных убытках и вовсе разбегутся! А новых на их место не заманишь даже халявным асфальтом...

Кто ж тогда работать будет?

Именно поэтому и принято в ГАИ валить с больной головы на здоровую — с дорожников на водил.

Но времена поменялись — Верховный суд ямочный сговор раскусил.

А нам осталось лишь помнить, что не все ямы — одинаковые. По возможности их своевременного обнаружения они — принципиально разные.

Но уже очень значительная их часть для дорожных служб может стать долговой..