Правосудие гастарбайтеров

За что в мире любят русских программистов, филиппинских служанок и молдавских строителей? За то, что на них, как и на остальных гастарбайтеров, аборигены могут свалить свою работу, а сами будут греться на солнышке.

К чему это я? На днях обнаружил под дворником своей пожилой, но вполне жизнеспособной машины удивительный документ, в котором мне сулили кары небесные, если я не выполню ультимативные требования какой-то странной организации под названием ГБУ «ИС Академического района» г. Москвы. Тон послания очень напоминает записки террористов, захвативших заложников. Последний раз схожий высокий штиль встречался мне в далеком детстве, в пресловутых «письмах счастья», где страшные проклятия сыпались на голову тех, кто не станет рассылать эту ахинею дальше. В данной записке болезни мне и моим родственникам не сулили, но эта странная контора (с какой-то радости решившая, что имеет право указывать мне, как распоряжаться принадлежащим мне имуществом) сулила громы и молнии на мою голову в случае, если я не приведу свой автомобиль в некий «надлежащий вид».

Более внимательное изучение записки из-под дворника повергло меня в еще большее изумление. Мало того, что ее составители откровенно не дружат с русским языком и путаются в датировке нормативных документов, на которые ссылаются, зато, для пущего устрашающего эффекта, добавляют отсебятину в Административный кодекс г. Москвы. Давайте проведем небольшой ликбез для составителей этого документа и все прочих, кто «не в теме». Согласно Гражданскому кодексу Российской Федерации бесхозяйным транспортным средством признается транспортное средство, которое не имеет владельца, владелец которого неизвестен, либо от которого собственник отказался (статья 225). Брошенным транспортным средством признается оставленное владельцем с целью отказа от права собственности на него транспортное средство (статья 226). Одновременно статья 235 Гражданского кодекса Российской Федерации и статья 35 нашей Конституции гласят, что никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Стоит учесть, что власти Москвы периодически считают, что федеральные законы им не указ и принимают собственные, частенько им противоречащие. Но даже представители ОАТИ (Объединение административно-технических инспекций) города Москвы, на которых возложена «борьба» с брошенным и разукомплектованным автотранспортом, в своей работе руководствуются набором формальных признаков, которые позволяют отнести автомобиль к данной категории:

- отсутствие государственного регистрационного знака;

- признаки долгого пребывания без движения: отсутствие или явная неисправность силовых агрегатов, деталей трансмиссии и подвески, скопление песка и пыли под автомобилем и пр.;

- разукомплектованность;

- захламленность салона или грузового отсека;

- свободный доступ в салон (разбитые окна, незапертые двери и т.п.).

К моему автомобилю ни один из этих признаков нельзя применить, а вот сгоревший Nissan Qashqai, стоящий во дворе, вполне им соответствует. Однако бумажка появилась у моей машины, а не у погорельца. Быть может оттого, что у Nissan и крепить-то ее некуда? Пытаясь докопаться до истины, решил все-таки позвонить по указанному на бумажке телефону. И тут я изумился окончательно…

В этой самой ГБУ «ИС Академического района» г. Москвы нашелся некий господин Дмитриев, который ведает размещением подобных «документов». Однако он, порывшись в памяти своего цифрового фотоаппарата сказал, что мою машину знать не знает и ничего на нее не вешал. На вопрос «А откуда тогда взялась подобная «корреспонденция» с правильным номером телефона?» чиновник, слегка смутившись, признался – подобные прокламации также было велено распространять местными РЭУ, в моем случае это ООО «Мега-РЭП». Руководство же РЭУ, сочтя себя вполне состоявшимися патрициями, спихнуло подобную работу на дворников, выходцев из Средней Азии. Таким образом, у меня по району гуляли дворники, выбирая на свой азиатский вкус, какой автомобиль считать брошенным, а какой – нет.

Действительно, зачем заморачиваться формальностями, составлять комиссии и плодить прочую бюрократию? Карающий меч российской Фемиды передан в надежные руки – сын степей (или пустынь?), ведомый голосом своего неиспорченного цивилизацией сердца, ошибаться не может. Тогда давайте двигаться дальше – пусть дворники выносят вердикты и по уголовным делам, чего уж там. А там и до конституционного суда рукой подать – каких-то пара движений метлой. Судить будут строго, но справедливо – мы ведь все именно этого хотим? Потом можно будет спихнуть на гастарбайтеров и управление страной. Нет такой работы, которую они за нас не сделают. Питаться за нас, кстати, тоже они будут.