Мускулы наружу

Современный автомобильный рынок сделал все для того, чтобы мы окончательно перестали ассоциировать марку «Chevrolet» с Америкой. Но кто-то из боссов российского представительства GM решил покаяться. Так в России появился первый официальный масл-кар.

Как рассказать о Chevrolet Camaro и не опуститься до банальностей вроде «жрет» и «прет»? Возможно ли поведать об этой дурной, без малого двухтонной стальной зверюге и не закапать собственными слюнями весь пол? Да, это не BMW или Audi с их высокотехнологичными Efficient Dynamics и суперсовременными «двухбочковыми» TFSI, а всего лишь американская «кувалда» для тамошних школьников и студентов. Но даже несмотря на это, если посадить за руль Camaro столетнего пенсионера, то эффект будет в разы лучше, чем от пилюль, восстанавливающих мозговую деятельность, а вместе с ней и утерянную пару десятилетий назад мужскую функцию.

Хотя Camaro тоже вроде как старается следовать автомобильной моде: система Active Fuel Management, ради экономии отключающая половину цилиндров двигателя, система Stabili Trak… Негусто, конечно, но хоть что-то.

Зато Chevy — легенда. В городской толчее Третьего транспортного водитель проезжающего мимо Mercedes-Benz ценой с двушку в Жулебине смотрит вслед Camaro глазами кота из «Шрека». Потому как пока американские школьники и студенты уже лет сорок имели возможность рассекать по Штатам со своими девчонками на масл-карах, российские пацаны могли только пускать слюну на большой постер с легендарным Chevy. Благодаря вкладышам жвачек Turbo мы знали назубок, как выглядят и называются практически все культовые автомобили. Но о том, чтобы хотя бы постоять рядом с ними, и не мечтали.

Но это все лирика. Вам побольше технических подробностей о моторе, курсовой устойчивости и поведении Camaro на дороге? Да пожалуйста! Я уложусь всего в три слова: Camaro — отбойный молоток. Почему? У него руль тяжелее, чем у ЗиЛ-130, а развернуться он может лишь на футбольном поле. Подвеска отлично настроена, но даже на мелких стыках в асфальте гигантские неподрессоренные массы протряхивают Camaro мама не горюй. Он идеально валит по прямой, но чтобы направить его по дуге, нужна хорошая физическая подготовка. Да, у него независимый задний мост и руль с изменяемым усилием, но водителю от этого не легче. Рваный режим городской толчеи Camaro противопоказан.

Теоретически в салоне Chevy может поместиться драйвер практически любой комплекции. Но любой, кто имеет рост выше среднекитайского, будет подпирать макушкой потолок. И не дай бог у него клаустрофобия! Плюс обзорность Camaro не лучше, чем у броневика, а его габаритам будет долго удивляться даже опытный водитель.

Интерьер по старой американской традиции выполнен в стиле «танцовщица из придорожного стрип-бара»: издалека все круто, а подойдешь поближе, рассмотришь — сплошное разочарование. Но американцы принципиально с этим ничего не делают.

Но повернул ключ зажигания — и оставил весь негатив за скобками. Пластик, говорите? Да к черту его! Делай раз — и американский 16-клапанный V8 с центральным распредвалом забубнил на всю округу. Ему в обед сто лет, а янки до сих пор от него фанатеют. Делай два — и пропорционально ускорению щеки лезут на уши. А когда низкооборотистая 6,2-литровая «восьмерка» выходит на пиковые 6000 об/мин, собаки в радиусе 100 км прячутся в будки…

Круто, ничего не скажешь. И дело даже не в 405 л.с. мощности или бешеной тяге, которой позавидовал бы иной турбодизель (556 Нм). Да, они рвут асфальт и барабанные перепонки соседей по потоку в клочья. А с каждым нажатием на газ Chevy пускает в трубу бюджет маленькой деревни. Да, он сногсшибателен и возбуждает покруче прелестей Ани Семенович. Но не будь это Camaro, эффект был бы совсем другим.

И напоследок тонна дегтя. Цена на 3,6-литровый Camaro в нашей необъятной начинается с отметки в 1 990 000 рублей, а за V8 просят от 2 600 000 рублей. Ужас! В Штатах ее ценники заканчиваются на 40 000 долларов! И дело тут не в налогах или таможенных сборах. Жадность. Российское отделение GM на корню рубит всю идеологию масл-каров. Это максимально мощная тачка за минимальные деньги. В Америке — да, но не у нас.