Хорошее кино с плохим концом

Эта невероятная история, скорее всего, осталась бы незамеченной и вряд ли попала бы в историю, ибо она — прочая среди равных. Ну и в самом деле: что ж необычного — человека, сидящего за рулем, схватили, оболванили, а под конец лицедейства… приговорили. Однако эта история воистину удивительная.

 Спят «усталые»...

Вечер обещал быть томным. Примерно в половине десятого, оставив машину возле своего дома, Сергей Б. пешком отправился к друзьям, где теплая компания уже баловалась холодным пивом.

Около половины третьего ночи, когда гора пустых бутылок перекочевала в помойку, а разговоры уже явно не клеились, Сережа нетвердой походкой побрел домой. Попасть в родные пенаты ему было не суждено: вместо ключей от квартиры он обнаружил в кармане лишь ключи от машины. Выбор для ночлега оказался невелик...

Третий час ночи был на излете, когда он проснулся от непонятной тряски и увидел над собой удивленное лицо инспектора ДПС:

— Ты че пьяный ездишь? — возмущенно спросил тот.

Опомниться Сергею не дали. Два инспектора погрузили его, словно мешок, в машину ДПС и, ничего не объясняя, зачем-то повезли на соседнюю улицу. Там, придя в себя, Сергей принялся объяснять: мол, не отрицаю — пил, но машиной не управлял. Даже ключей зажигания в замке не было!

Но инспектор 3-го батальона ДПС ГИБДД ЦАО Москвы лейтенант полиции Петренко, старательно пропуская слова мимо ушей, делал свое дело...

На свет появился протокол об отстранении Сергея от управления, в котором нарисовались понятые — чета Зибровых, проезжавших мимо на такси. Они покорно подмахнули бумагу, не очень понимая, что свидетельствуют о событиях, имевших место совсем на другой улице, где, возможно, не были отродясь.

— В трубочку дышать будем? — нехотя поинтересовался Петренко.

— Нет, — отрезал Сергей. — Если я не водитель, зачем же дышать?

Дышать действительно было незачем. И потому «дыхалку» Сергею тотчас же перекрыли: инспектором ДПС Петренко лихо и категорично было состряпано дело об отказе от медицинского освидетельствования.

Оставалась, впрочем, главная надежда на справедливый исход: в машине Сергея бесперебойно работал видеорегистратор.

— Я вам докажу! — твердил он по дороге домой.

В те минуты он еще не знал, что после обыска, учиненного лейтенантом Петренко в машине, пока Сергей спал, видеорегистратор бесследно исчез...

Прямо как в кино!

Одним, но главным доказательством невиновности Сергея стало меньше. Остальные доказательства были не в счет.

И вдруг его осенило: на соседнем здании, в котором располагается весьма уважаемый институт, висит камера! Только бы его машина оказалась в поле ее зрения! Только бы ему повезло!

Ему повезло — служба охраны института выудила из архива и продемонстрировала ему целое кино! Почти на шесть часов. Кино про него и про сотрудников ГАИ.

Это была удача.

Для предстоящего судебного заседания Сергей даже расписал в хронологическом порядке основные события того вечера и той ночи, запечатленные видеокамерой.

21 час 27 минут. Приехав с работы, Сергей закрывает машину и уходит.

2 часа 39 минут. Возвращается и садится на переднее сиденье.

2 часа 46 минут. Подъезжает машина ДПС.

2 часа 53 минуты. Инспектор ДПС залезает в машину через переднюю дверь.

В это же время второй инспектор ДПС открывает заднюю дверь.

2 часа 54 минуты. Инспектор ДПС открывает багажник и светит в него фонариком.

2 часа 55 минут. Лейтенант Петренко расталкивает спящего Сергея...

Видеозапись в институте Сергею просто так не дали — сказали, мол, только по запросу суда.

Суд не отказал Сергею в ходатайстве истребовать из института видео: чего ж отказывать, если запись способна пролить белый свет на темную ночь?

И вскоре перед мировым судьей на экране монитора закипели страсти...

Видео — невидимо...

Сергей ликовал... Еще бы! Ведь он теперь уж точно не понесет наказания, которого не заслужил. А наоборот — за сфабрикованное дело наказаны, видимо, будут сотрудники ГИБДД.

Но случилось непредвиденное.

Мировой судья судебного участка № 397 района Замоскворечье Мария Патык, рассмотрев дело об отказе Сергея Б. от прохождения медицинского освидетельствования, постановила... признать его виновным. И лишить права управления на полтора года.

В судебном вердикте Мария Юрьевна без всякого внутреннего стеснения изложила собственный взгляд на кино: к записи суд относится критически, поскольку у суда возникли сомнения в ее достоверности.

А вот сотрудникам ДПС, как указала Мария Юрьевна, нет оснований не доверять. Святые...

Направить запись, вызывающую сомнение, на экспертизу судья сочла никчемной обузой. Достаточно ведь просто не поверить...

Вызвать в суд для опроса супругов Зибровых, выступивших понятыми, суд посчитал задачей нелепой...

Опрашивать сотрудников ДПС, так ловко разыгравших свои роли в ночном спектакле, — занятием недостойным...

А истребовать в ГАИ запись с видеорегистраторов, установленных в полицейских машинах, затеей опасной. А вдруг раскроется обман? Ведь полицейской записи придется доверять...

И 26 сентября в российском правосудии было торжественно признано ничтожным самое убойное, самое главное доказательство чьей-либо вины или невиновности — документальное кино.

То самое, которое еще недавно — до вмешательства судьи Патык — являлось самым важным из всех искусств...

P.S. Редакция газеты «Московский комсомолец» просит прокуратуру города Москвы провести проверку законности действий сотрудников ДПС 3-го батальона ДПС ГИБДД ЦАО города Москвы и при наличии достаточных оснований привлечь их к ответственности.