Параллельные миры

В советские времена слово «шофер» повсеместно было синонимом слова «алкоголик». Водку не продавали после 19.00 и таксисты сбывали ее из багажника ящиками. Непьющих таксистов показывали по телевизору. Качество автопарка было удручающим. Техосмотр был фикцией и люфт рулевого управления инспектор ГАИ замерял носком ялового сапога.

Зимней резины не существовало, как и не было свободной продажи любой другой резины. Иногда вспыхивали очереди по предварительной записи в очередь, в которой по очереди продавали шины! После чего в техпаспорт автомобили ставили штамп о покупке, навсегда лишавшей водителя шанса оказаться в этой очереди еще раз. А стоила одна шина полторы месячные зарплаты. Слабой альтернативой была наварная резина: на старую шину вулканизировали новый слой с протектором и осторожно на этом ездили… Автосервисов не было. Хоть какая-то система квалифицированного ремонта возникла в 70-х годах в связи с появлением завода в Тольятти. По контракту с итальянцами мы купили у них не только патент на машину, ставшую у нас ВАЗ-2101, но и систему обслуживания. Дорог в стране не было и подавно. И убивались люди в ДТП в совсем уж недозволенных количествах. Статистика, на всякий случай, отсутствовала. Но по оценкам независимых экспертов, ниже 50 000 трупов в год смертность на дорогах не опускалась и это при том, что автопарк СССР был в несколько раз меньше нынешнего. В общем, народ бесчинствовал невероятно, хулиганил и проказничал, а власть с ним возилась, заботилась, брала на поруки и никогда не ругала. Отщепенцев и особо масштабных воров карала, остальных норовила простить и перевоспитать. Партия и правительство людей оберегали и развивали в них гордость за себя, страну и трудовые подвиги.

Потому как в советское время нашими людьми гордились. Власть только тем и занималась, что рассказывала себе, нам и остальному миру, какой замечательный человек живет в СССР. С детства он был лучшим на свете и не утрачивал этого превосходства до самой старости. Все законодательные и управленческие решения власти непременно были ему во благо и шли под общим слоганом «О мерах по дальнейшему улучшению». Начиная с Хрущева и с особенно заметным усилением активности в брежневское время, власть старательно нянчилась с людьми, поощряла их, придумывала реформы, строила жилье, закупала автомобильные заводы, создавала дома отдыха и профилактории, устраивала массовые диспансеризации и открывала аптечные и фельдшерские пункты в глухих деревнях, а школы строила без конца и без края.

В законодательном плане, даже на заседаниях Политбюро, допускавшем самые диссидентские мысли вслух, ни в коем случае речь не шла о том, что народ у нас плохой, распустился и его требуется наказать, обуздать, покарать. Думы тогда не существовало, хотя депутаты в стране водились. Но они работали народными представителями в Верховном Совете и под страхом изгнания из КПСС даже думать боялись о конфронтации с населением страны, не говоря уже о том, чтобы корежить КоАП и УК ради наведения порядка в стране и на дорогах.

...Сейчас люди стали главными врагами власти. По отношению к нам необходимо принимать непопулярные меры воздействия, карать и наказывать, ужесточая законодательство и переводя статьи административного кодекса в уголовный. Короче говоря, как в анекдоте: «Если правительство недовольно своим народом, оно должно распустить его и выбрать себе новый». Это мы так испортились или все-таки они?