Следующая остановка — «суд да дело»

С кем не бывало: стоишь на дороге, уткнувшись в массивный зад маршрутного автобуса, и думаешь: объехать его по встречной или подождать, пока отвалит? Не вытерпишь — объедешь. А там… Оп-па! Инспектор ДПС с протоколом и всеми вытекающими…

«Эх, вдоль по Питерской...»

Вполне законопослушная дамочка Светлана Б., оказавшись в такой щекотливой ситуации на одной из улиц Санкт-Петербурга, справедливо рассудила: если автобус высаживает пассажиров и, стало быть, скоро отъедет, объехать его по встречной чревато лишением права крутить баранку. А значит, надо ждать...

Изучение окружающей среды привело Светлану к удивительному открытию: место остановки общественного транспорта никак не обозначено! Ни знаков, ни разметки, ни... Вообще ничего! И потому не очень ясно, по какой такой причине автобус пристроился к обочине. Может, поселился здесь насовсем...

— Ага, — подытожила вслух образованная Света, — в таком случае автобус — это препятствие. И объезд по встречной грозит только штрафом в полторы тысячи рублей.

И со словами «была не была» умная Света рванула на встречную.

Откуда ни возьмись за автобусом вырос бравый инспектор ДПС.

— Вот спасибо, — сказал он, — а то, понимаете, план по протоколам за встречную горит...

Судебные распри длились долго. Мировой судья Светлану Б. лишил возможности называться водителем на целых четыре месяца, федеральный эту идею поддержал, а вот городской суд... крепко призадумался.

— Это что ж получается, — задался коварным вопросом заместитель председателя Санкт-Петербургского городского суда товарищ Павлюченко, — если нет знаков, обозначающих автобусную остановку, водитель, что ли, сам должен догадываться о наличии автобусной остановки?

И, решительно ответив «нет» на самолично поставленный вопрос, отменил все решения нижестоящих инстанций.

А в судебном решении прямо так и написал: «Светланой Б. совершен объезд препятствия в том месте, где отсутствовал дорожный знак „Место остановки автобуса или троллейбуса“. А отсутствие знака является существенным обстоятельством для квалификации нарушения».

Из зала суда Светлана Б. вышла не только со счастливой улыбкой на лице, но и с водительским удостоверением в кармане...

«По Тверской-Ямской с колокольчиком...»

Примерно в тот же исторический период в другой российской столице — городе Москве — не менее законопослушный джентльмен Юрий Б. тоже оказался в такой же щекотливой ситуации. И точно так же рассудил: если автобус высаживает пассажиров и, стало быть, вскоре отчалит, объезд по встречной грозит лишением прав. А значит, надо ждать...

Тщательное изучение московской среды обитания тоже привело Юрия к удивительному открытию: место остановки общественного транспорта никак не обозначено! И потому не очень ясно, по какой такой причине автобус пристроился к обочине. Может, встал здесь как памятник — навсегда?

— Ага, — подытожил вслух образованный Юра, — значит, автобус — это препятствие. Рвану-ка я его по встречной... Полторы тысячи штрафа — не деньги!

И рванул.

Откуда ни возьмись за автобусом вырос бравый гаишник.

— Благодарствую, — сказал он, — а то, видите ли, план по протоколам горит...

Хождения по судебным мукам тянулись долго. Мировой судья тоже лишил Юру возможности называться водителем и тоже — на целых четыре месяца. Федеральный эту идею поддержал, а вот городской суд...

Да чего греха таить — поддержал и городской.

— Это что ж выходит, — задался коварным вопросом заместитель председателя Московского городского суда товарищ Фомин, — если нет знаков, обозначающих автобусную остановку, водитель разве не должен сам догадываться о наличии автобусной остановки?!

И, решительно ответив «должен», признал законными все вердикты нижестоящих судов.

А в судебном решении прямо так и написал: «наличие или отсутствие дорожных знаков, обозначающих место остановки общественного транспорта, а также стационарной остановки, не влияет на квалификацию действий водителя».

Из зала суда Юра Б. вышел без водительского удостоверения, но с твердым намерением перекочевать на постоянное жительство в Питер...

«Не комар пищит...»

Перебрался ли Юра в Санкт-Петербург, неизвестно. Но известно, что Света сочувствует Юре, а Юра завидует Свете.

А потому из чувства зависти и солидарности оба интересуются: может, возьмется Верховный суд наконец-таки (!) рассудить два суда?

А то что ж выходит: всякий раз, утверждая очередной обзор судебной практики, дяденьки и тетеньки в черных мантиях ловко уходят от ответов на самые животрепещущие вопросы, оставляя наедине Юру с бедой, а Свету — с радостью.

Причем так ловко, что даже потомственных дипломатов уже зависть берет...