Отцы и дети

Молодежь всегда не та. Она поверхностная, неумелая и вся в порывах. То ли дело в былые времена… На самом деле сегодня претензии старших поколений к молодежи (в кои то веки) обоснованы.

Дело в том, что в стабильное советское время среда формировала человека стереотипами, которые были выше нынешних стандартов. Советский подросток шел путем своего отца и должен был научиться тому же, чему и папа: забивать ритуальный гвоздь, чинить кран, ставить набойку на каблук, клеить обои. Девочка то же шла маминым путем и старалась научиться готовить, шить, стирать и пр. Высшее образование приветствовалось, но не меняло сути: кандидат наук довольно часто умел продувать карбюратор «Озон» не хуже слесаря 4-го разряда и оба они знали, как при помощи двух монтировок сменить камеру в колесе. То есть советский человек, зная, что он с проблемами будет бороться один на один, готовился быть специалистом во всех необходимых областях и постигал тему глубоко. Неумелые, особенно на дороге, выживали редко. Сегодня позволено ничего не уметь, не знать, не мочь и молодежь, воспитанная зарубежными стереотипами, весьма часто нацелена не на результат, а на процесс. Клерку достаточно быть участником большого дела, считаться вовлеченным в общую работу и не углубляться в тему, не предъявляя начальнику ощутимый результат. Пришел на работу, пофункционировал в рамках полномочий и компетенции, получил зарплату, ушел домой... Поднять целину, проложить БАМ, перекрыть Енисей… поставить запаску, зарядить аккумулятор, поменять свечи – это не к нему.

Советский человек за рулем знал, что помощи не будет. Рассчитывать можно только на себя и соседа во дворе, живущего под своим «Запорожцем». Все, что необходимо – сделаешь сам. Запчастей не было. Они доставались по знакомым или через заводской забор. С несунами боролись, но победить не могли. При этом не все определялось деньгами. В нищей стране многое добывалось не за рубли, а за ответные услуги, за бутылку или просто по дружбе. Фрезеровщик на заводе весьма часто точил нужную запчасть для друзей, для себя и уж только потом на продажу…

Зато советский человек был живуч, изворотлив и умел. Те, кому посчастливилось дождаться очереди на машину, покупали автомобиль пожизненно и берегли его, поддерживая техническое здоровье возрастающими познаниями в деле. Слесарный навык передавался из поколения в поколение и про сервис никто не думал. Современный человек ищет не варианты, а деньги, после чего оплачивает услугу и борется с ее последствиями в соответствии с законом «О защите прав потребителей». Современная молодежь не стремится знать, как устроен автомобиль и при первых признаках технического недомогания отправляется в сервис. Комфорт расслабляет и делает человека зависимым. Не желая обременять себя знанием матчасти, современный молодой человек тут же оказывается уязвим и зависим и, как показывает статистика несчастных случаев, обреченным на неприятности. Колесо оказалось плохо закреплено в шиномонтаже и по дороге две гайки из трех отвалились и потерялись? Прежний советский водитель, даже если бы проспал момент затяжки, на биение по рулю среагировал бы срочной остановкой и решением проблемы тут же, на месте. Он ведь знает, что дальше ехать нельзя. А современный молодой клерк едет дальше и на подсказки окружающих «Парень, ты же убьешься!» отвечает «Да я в курсе и уже еду в сервис!» И ведь он не догадывается, что не доедет. Стук в подвеске сразу прекращал движение и опускал водителя советского времени на колени в поисках неисправности. Стук в современном автомобиле иногда отображается в заказ-наряде на сервисе, если посчастливилось доехать. О том, как шум ступичного подшипника внезапно превращается в заклинивание колеса с последующими тремя переворотами через крышу, старшее поколение водителей знало, а нынешнее даже не догадывается. Советский человек был, как в армии, механик-водитель. Нынешний – просто едет по своим делам.

В статистике ГАИ есть отдельная таблица количества ДТП из-за эксплуатации технически неисправных транспортных средств. Она никогда не пустует и имеет свою неприглядную динамику. Когда человек разбирается в предмете, которым пользуется, он в эту таблицу попадает реже. Когда функционирует в пределах компетенции, ему достается место в итоговых результатах.