Волок. Выходные

Сезон 2013 этнографического путешествия по бездорожью «Волок.Выходные» стартовал 19 января и обещает 11 локальных ежемесячных тренировочных выездов плюс один грандиозный рейд апреля-мая по местам гибели страны и людей.

Точка старта каждого выезда – всегда точка финиша предыдущей поездки. Январский «Волок.Выходные» начался в «Китайской деревне» под Новомосковском, прошел по безлюдным местам тульской области и через памятные, но покореженные места (д.Жмурово, Большое Село, Старожилово) финишировал в «Немецкой деревне» в Рязани.

С точки зрения горожанина, бредущего к метро, снега намело непривычно много. На самом деле каждый январский «Волок.Выходные» обязательно проходит по пояс в сугробах, дотягиваясь до бамперов лифтованных машин каравана. На этот раз транспортом для рейда стал бензиновый Mitsubishi Pajero 3.0. Это одна из машин, готовых к бездорожью прямо с завода без специальных переделок. Но дилер, понимая, что не все журналисты поедут на их Pajero в ночной клуб, на всякий случай установил защиту двигателя и коробки передач, оставив в относительной опасности лишь раздатку. Шины – добротные обывательские зимние шипованные Nokian Hakkapeliitta 7. Из внедорожных аксессуаров – две лопаты и навигатор Garmin, более осведомленный, чем штатный.

По безмолвию укрытой снегом России Pajero двигается уверенно с подключенным передним приводом. Отдатливый на согревающее тепло мотор, прекрасно контрастирует с дизельной версией, вымораживающей пассажиров насмерть уже при -15°. У Pajero грамотно настроенное рулевое управление, позволяющее понимать угол поворота колес даже в рыхлом снегу, щадящее водителя от ударов по рукам бездорожной действительностью. Глубина снега около метра не располагает к целинным импровизациям, но если найти остатки засыпанной колеи, можно ехать без опаски. К слову сказать, за весь этнографический рейд ни разу не пришлось блокировать задний дифференциал, т.е. поездка хоть и проходила по глубокому снегу, все же была резвой игрой в снежки, а не битвой с бездорожьем. Хотя… ведь первым в караване шел боевой и невероятно могучий Jeep Cherokee, лифтованный по максимуму, на колесах Cooper Discover S/T залихватского диаметра 33̋ и с блокировками всех трех дифференциалов. Роль первоцелинника не для Pajero, лучше всего ехать вторым, по рыхлому, глубокому, но не поглощающему снегу.

Первая точка культурной навигации – разрушенная церковь Димитрия Солунского (1870г постройки) в необитаемой деревеньке с логично-тревожным названием Жмурово. Возле каменных стен без крыши в обочину воткнута небольшая доска с фотографией царского офицера в капитанском чине: «Василий Иванович Агапкин. Композитор, военный дирижер, автор знаменитого марша «Прощание славянки» родился 3 февраля 1884 года в деревне Шанчерово Михайловского района Рязанской области 4 км». Вот и вся память о великом человеке, подарившем нашей культуре музыку на века.

Дальше маршрут уходит в поля. Глубина снега тревожит и весь караван перед битвой останавливается снизить давление до 1.5 атм, загородив собой белоснежную колею. Откуда-то появляется местная «Нива» ВАЗ 2121 совершенно советского вида и сопоставимого года выпуска на обычной всесезонке. За рулем местный парень. Он, не сбрасывая, повернул на целину и, разгоняя бампером волну снега, обогнул караван матерых покорителей бездорожья, готовящихся к штурму его деревни…

Большое Село. Тут есть жизнь. Несколько домов обитаемы. Дорога расчищена грейдером. Очередная разбитая церковь. Видно, что покинули ее давно. А перед тем еще и умышленно разрушали, добравшись даже до колокольни, корёжа и ломая крест, но лишь погнув его… Но не все люди согласились с таким положением дел и не покинули церковь. Внутри, среди каменных обломков и сугробов, в алтарной части, они поставили принесенные из домов иконы. В том числе и довольно старые. Облик разбитой церкви с непогасшей верой рисует картину то ли военной разрухи, то ли душевного оскудения. Но хотя бы не поголовного… Иначе не было бы икон… И свежих могил вокруг…

Местные тропы, местами асфальтированные, а местами переходящие в обычные направления, порой удивляют креативом. Например, на ровном месте из сугроба торчит знак «Уступи дорогу». Значит, иногда тут обнаруживается дорога и движение по ней? Креатив случается и в населенных пунктах: «Стой, жених! Ни шагу с места! Здесь живет твоя невеста!».

Старожилово. Большое село. Историческое место. Здесь расположен знаменитый конный завод, основанный в 1893 году бароном Павлом Григорьевичем фон Дервизом. Поначалу барон собирался просто улучшить местное конское поголовье, чтобы у крестьян были не клячи, а хорошие помощники по хозяйству. Для этого он размашисто закупил орловских рысаков и привез из Бельгии трех брабансонов и восемь арденских кобыл, то есть лучших тяжеловозов того времени. А потом подумал-подумал, и к грузовикам добавил легковушек, открыв верховое отделение под ремонтную кавалерийскую лошадь. Селекционный путь он избрал почти по сценарию графа Орлова и начал с арабского жеребца, а потом увлекся темой и привез орлово-ростопчинских лошадей и тем самым стал возрождать эту утраченную породу. Но основную деятельность вел уже его сын Павел Павлович, выпускник Николаевского кавалерийского училища.

Не смотря на все беды, завод до сих пор дееспособен и, что самое удивительное, занимается тем же самым – воссоздает мифическую и давно несуществующую орлово-ростопчинскую породу, правда с 1939 года она называется Русская верховая.

Старожиловский конный завод удивляет архитектурой, размахом и добротой людей. Любой встречный готов рассказать и показать завод и ни в коем случае не дернет окриком «Кто таков? Куда?». Но ни сам завод, ни село Старожилово не особо процветают. Люди и лошади поставлены в условия позапрошлого века и лишь газовая магистраль снимает часть проблем, оставляя без должных изменений остальную инфраструктуру, быт и облик села. А до Москвы всего около 200км…

Оргкомитет этнографического рейда возможность вдоволь накувыркаться в бездорожном снегу укрытых полей, оставил на последний отрезок. Стемнело. Вокруг Русь и зима. Не холодно. По оставленному кем-то следу Pajero встал головным и повел за собой смену внедорожников. Фары светят, но стерильный снег и отсутствие следов жизни и техники красят все единым белым цветом с ночным отливом синевы. Это в Москве дорога всегда темнее обочины. А тут всё едино. Ландшафт постоянно валится куда-то в бок и Pajero опирается то силовым порогом, то всем бортом на снежные отвалы. Поперечная качка мотает машину, но все же гасится подвеской. Скорость приходится держать максимальную из возможного, чтобы в случае переметов или внезапной глубины сугроба одолеть ее ходом. Либо сесть так, чтоб уж вытягивали лебедкой… Гонка получилась увлекательной, но без сюрпризов. Хотя та часть каравана, которая прошла здесь раньше и билась с целиной, хлебнула экстрима и не столько ехала, сколько копала. За исключением специальных рейдовых машин профессиональной подготовки.

Финальная точка – «Немецкая деревня» в черте города Рязань. Еще лет пять тому назад Рязань была неприветлива. А теперь город сделал отменный рывок в качестве жизни. Официальный портал объясняет одну из причин – глава администрации из местных. Он здесь родился. Это его город. Потому нет задачи победить население. Потому на дорогах нет химии и проезд по городу не потребовал ни одного взмаха дворниками, а движение хоть и осложнено снегопадом, предсказуемо и логично, как и поведение местных водителей…

Красивая гостиница в немецком стиле «Конюшенный двор» в черте города – точка старта следующего «Волок. Выходные» 16 февраля. И, кстати сказать, в любом этапе экспедиции может принять участие любой желающий.