«Рысь» – брысь!

Не будет наша армия воевать на итальянских броневиках Iveco LMV («Рысь»), не начнут наши офицеры щеголять личным оружием американцев – пистолетами Beretta-92, не поедут наши солдаты на грузовиках MAN HX77, не случатся в армии топливозаправщики на шасси Volvo FMX, не получит наш флот вертолетоносцы Mistral! Ленд-лиз отменяется!

Во всяком случае, в мирное время, поскольку новый министр обороны – новая доктрина. Сергей Шойгу не одобрил все эти иноземные закупки, а эксперты поддакнули, назвав переход на чужую технику одиозным. Но напрямую новый министр запрещать заграницу не стал, отметив, что предполагаемого к закупке и производству количества будет достаточно. Мы честно выполним контрактные обязательства, смастерив 1775 LMV, и лишь после этого вернемся к своему разбитому корыту. Ведь Iveco LMV появились в нашей армии неспроста. Они имеют противоминную защиту, чем и отличаются от наших аналогов. Но лукавство прежнего руководства министерства в том, что отечественным производителям никто и не ставил такую задачу и лишь поэтому наши «Тигры» не защищают людей в случае подрыва на фугасе. А итальянцы, хоть и не особо справились с общей защитой экипажа, минному противодействию внимание уделили. Оскорбленные несправедливостью, наши инженеры очень быстро кинулись в нужную сторону и в результате кипучей работы создали необходимую защиту от подрыва уже существующих образцов, а заодно еще раз напомнили о разработках прежних лет («Волк», «Медведь»). На самом деле лучше нас в этой теме никто не соображает. Мы опережаем мир в вопросах скрытого и открытого бронирования и очень неплохо разбираемся в противоминной защите. Но когда нет спроса, очень тяжело инициировать предложение. Кстати, как только МО упрекнуло «Тигр» в иностранном двигателе Cummins, машина тут же получила под капот ЯМЗ.

С Mistral все сложней. Каждый десантный вертолетоносец стоит столько, что вопрос его закупки выше компетенции министерства обороны. Это уже правительственный уровень с геополитическим подтекстом. Как только мы кивнули головой по поводу первого Mistral, «Renault» согласилась купить 25% «АвтоВАЗа». А когда мы демонстративно обозначили маневр уклонения, «Renault» передумала и зажала обещанный миллиард долларов за 25% акций автозавода. Мы тут же с новой силой захотели себе вертолетоносец, а «Renault» тут же вцепилась в акции тольяттинского автогиганта. После чего мы захотели себе второй такой же пароход, а «Renault» изъявил желание докупить еще 25%. Теперь французы нежно прижимают к груди и акции, и голландское СП, владеющее заводом, и мы можем начинать потихоньку разочаровываться в Mistral и хотеть что-нибудь другое. Хотя при отсутствии внятной военно-морской стратегии покупать любые корабли еще рано. Желательно для начала ответить на вопрос, зачем стране флот, какие перед ним стоят задачи и только потом что-либо строить и приобретать.

А вот с пистолетами для господ офицеров сложней. ПМ, будучи по конструкции оружием не армейским, а полицейским, годится лишь для одной почетной задачи – застрелиться. А с Beretta можно было бы немного повоевать. Хотя в современной войне личное оружие офицера – автомат, но и итальянский пистолет мог бы пригодиться. А тем временем в Москве неожиданно возник завод, выпускающий австрийские Glock… Но и они оружие полиции, а не армии…

Зато хоть наши солдаты поедут по минным полям Отчизны не в слабоватых итальянских машинах, а в возмужавших от конструкторской обиды отечественных. Либо по-прежнему в кузове грузовика и вообще без защиты…