Шницель, бампер и верховный суд

«Этого не может быть!» — воскликнул бы каждый, случись подобная история не с ним. Но каждому придется, увы, поверить: все описанное ниже — сущая правда. А чтобы не возникало и малейших сомнений в ее достоверности, имена и фамилии ее главных действующих лиц приведены какие есть.

А на закуску — лишение!

…Минутная стрелка заползла на третий час пополудни, давая понять, что заморить червячка — самое время... Владимир Борисович осмотрелся по сторонам, приметил забегаловку, носившую гордое имя «ресторан», и въехал на парковку.

Шницель был так себе. Но отступать было поздно…

И без того подпорченный аппетит окончательно испортил некий господин, который, появившись на пороге ресторана, обвел взглядом всех жующих и спросил:

— Чей «Фольксваген»? С правой стороны от входа…

Владимир Борисович, едва не подавившись куском мяса, напрягся:

— Мой. А что?

— Вы извините, — робко начал некий господин Спицын, — я всего полтора месяца за рулем… Опыта мало. Не рассчитал… В общем, я вашу машину немножко стукнул.

С вилкой в руке Владимир Борисович выскочил на улицу и принялся осматривать машину — одно из немногочисленных своих достояний.

Царапина на бампере не стоила и выеденного яйца. Тем не менее решено было вызвать сотрудников ГАИ. И в 14.30 по местному времени в дежурную часть отдельного батальона ДПС города Ульяновска поступил звонок: приезжайте на ДТП!

Пока ожидали инспекторов, телефон Владимира Борисовича то и дело разрывался от звонков: престарелая мать, прикованная к постели тяжелым недугом, непрестанно интересовалась, когда же сын вернется домой. Тяжко, мол, ей одной…

Терпение у Владимира Борисовича лопнуло спустя пять часов тупого ожидания — в 19.30. И, не сдержав эмоций от очередного звонка матери, он оставил Спицыну номер телефона и со словами: «Приедут гаишники — позвони! Я здесь рядом живу…» — помчался домой.

В ту минуту он еще не знал, что сотрудников ГАИ ему пришлось бы ждать еще два часа — они спустились с небес только около десяти часов вечера.

На следующий же день инспектор отдельного батальона ДПС Управления МВД по Ульяновску лейтенант Колпаков, имея под рукой номер мобильного телефона Владимира Борисовича, разработал гигантский план оперативных мероприятий по обнаружению водителя, скрывшегося с места ДТП. И владелец автомобиля «Фольксваген» Владимир Ефимов практически был объявлен в розыск…

Обширный план многотрудных мероприятий «вскоре» принес свои плоды: не заметающего следы Ефимова задержали… через 48 дней. А состряпанное в отношении Владимира Борисовича дело об оставлении места аварии немедленно передали в суд.

Мировой судья судебного участка №8 Ленинского района города Ульяновска товарищ Шилова полностью согласилась с доводами полицейских: Ефимов безусловно виноват в оставлении места происшествия. И назначила ему наказание в виде лишения права управления сроком на один год.

Виноват, но… не виноват

Забегая далеко вперед, заметим: Ефимов при таких обстоятельствах в оставлении места ДТП не виноват и даже не может быть виноватым! Но об этом — позже…

Почему так — в те дни он еще не осознал, но почувствовал нутром.

И потому федеральному судье Ленинского районного суда Дамаевой сразу же после вынесения обвинительного приговора он подал жалобу на постановление мирового суда. Однако федеральный судья тоже посмотрела на дело сквозь пальцы и — слово в слово — повторила вердикт мирового: Ефимов виновен. А значит, нет ему снисхождения.

Несгибаемый Владимир Борисович, собрав волю в кулак, настучал на мирового и федерального судью аж председателю Ульяновского областного суда. Но и здесь не встретил понимания: словно сговорившись с судами первой и второй инстанций, заместитель председателя Ульяновского областного суда товарищ Максимов в своем решении по жалобе подтвердил законность и обоснованность всех ранее вынесенных решений.

У Ефимова оставалась последняя надежда — Верховный суд…

И уже 14 января нынешнего года судья Верховного суда Российской Федерации товарищ Меркулов поставил в этом коварном деле последнюю точку: он тоже признал Ефимова виновным в оставлении места дорожно-транспортного происшествия!

И поиски правды в российском правосудии для Владимира Борисовича на этом практически завершились…

Признать виновным… суд!

И вот теперь — о главном: почему следует считать, что Ефимов такого правонарушения, как оставление места ДТП, не совершал…

Обратимся к Правилам дорожного движения. Пункт 2.5 действительно гласит, что при дорожно-транспортном происшествии водитель, причастный к нему, обязан не только остановить или не трогать с места транспортное средство, включить аварийную сигнализацию и выставить знак аварийной остановки, но и ожидать прибытия сотрудников полиции.

Откроем глаза судьям: такие обязанности возлагаются только на водителя! А Правила дорожного движения называют водителем исключительно того, кто управляет транспортным средством. Управляет!

Это значит, что всякое прочее лицо, как-то: восседающее на унитазе, моющееся в городской бане или уплетающее в ресторане шницель — водителем не является. А между тем из материалов дела следует (и это не опровергнуто ни одной судебной инстанцией, а даже наоборот — подтверждено показаниями Спицына и Ефимова!), что в момент, когда машина Спицына тюкнула припаркованный автомобиль Ефимова, последний держал в своих руках не баранку, а вилку с ножиком! И к тому же — за сотню метров от машины!

Стало быть, не будучи водителем, он и вовсе не обязан был руководствоваться требованиями вышеозначенного пункта правил, то есть, в частности, вызывать гаишников и ждать… Да и часть 2 статьи 12.27 КоАП РФ, по которой Ефимова приговорили ходить пешком, карает за оставление места ДТП только водителя! К тому же — только того, который был участником этого происшествия!

Но все инстанции — от районного суда до Верховного — словно по предварительному сговору пропустили столь важную информацию, имеющую решающее значение для правильного рассмотрения дела, мимо глаз и ушей…

А между тем понимание уже только одного обстоятельства — Ефимов не причастен к ДТП — было достаточно, чтобы от ответственности его освободить.

Но не случилось. И наказанным оказался не только он — его тяжелобольная мать весьма нелегко пережила оглушительное поражение собственного сына.

…Взирая на такие истории, порожденные фатальной судейской слепотой, невольно думаешь: а может быть, Фемиде иногда стоит снимать повязку с глаз?

Ведь, ей-богу, мешает же!