По Туве на «шишиге»

«Кайа-да-а-ла чорааштын дагларымны сактыр мэн», поет известная тувинская певица Саинхо. — «Где бы я ни была — всюду вспоминаю свои горы». И вспоминая свое самое бездорожное из путешествий, лично я вижу прежде всего горы (хотя и степи, конечно, тоже).

Грузовик цвета хаки резко затормозил над двухметровым обрывом реки. «Прыгать?» – решительным взглядом и, кажется, без шуток спросил руководительницу нашей экспедиции водитель грузовика. «Может без нас как-нибудь?» – выразила общую оторопь малость подыспугавшаяся дама. Водитель наш, Александр Иванович — человек опытный и даже по-своему преуспевший — победитель экстремального автопробега «Саянское кольцо», между прочим.

В эти в общем-то дремучие места археологическую экспедицию, в составе которой побывал и посланец портала «АвтоВзгляд», занесли поиски наскальной живописи. Чтобы попасть сюда, пришлось пронзить Туву можно сказать в самое ее сердце. Слава языческому богу Хайракану и — видимо —лично «спасителю» Сергею Шойгу (выходцу из местного села Чадан, кстати) — магистральная асфальтовая дорога здесь дюже приличная. Хоть мы и на ГАЗ-66, но согласитесь – 250-300 километров в одну сторону не сказать, чтобы мало. Особенно, если твой удел — ехать в крытом кузове на деревянных скамеечках. Знаете, никому не стану советовать отбивать себе копчик да позвоночник, усиливая ощущения несколькими десятками хорошеньких тумаков, ниспосланных фанерным потолком.

 [mkref=2560] 

Наша цель — Бижиктиг-Хая. Местечко это лежит противоположенно столице растянутой по горизонтале Тувы. Кызыл — своего рода «вход» в Туву, который «с континентом» связывает федеральная трасса (в будущем обещают ж/д!). Наскальные рисунки недалеко от с.Бижиктиг-Хая на левом берегу р.Коп-Кежак были открыты сибирским археологом А. Андриановым. Своими глазами мы увидели сразу 300 петроглифов: в глаза даже зарябило от многочисленных изображений быков и сцен охоты. Самый ценный из них — огромное изображение орла, перья которого «филигранно» переданы в мельчайших подробностях. Тут же — в степи — находим и хит всех гидов по Туве - каменное изваяние «Чингис-Хан» (Кижи-кожээ). Эта раннетюркская каменная статуя считается, буквально, объектом современного религиозного поклонения. По возвращении в сторону Кызыла нам — а точнее южнокорейскому художнику — показали еще одну группу наскальных изображений. В долине реки Чыргаки древние оставили плоды своего нехитрого воображения, а мы всю эту «третьяковскую галерею» на открытом воздухе должны были «сохранить» на специальную бумагу.

Под утомительный гул восьмицилиндрового четырехтактника вершим нехилый вояж — перебрасываемся в знаменитую Тоджу (маленький, но гордый кусок южной Сибири в «Республике под знаком пантеры» – название мое). По дороге в которую не лишним было бы вспомнить что при проектировании сего «девайса» более чем необычно был решен вопрос отдыха «рулилы»: внутри кабины предусматривался комфортный брезентовый гамак! Так что оставьте свою слюнную метку на нечестивом лице того, кто в вашем присутствии позволяет себе высказывать сомнения в том, что русский автопром — самый прикольный в мире!

Бегущие впереди нас 120 диких скакунов тащат нашу шумную и разноликую (видели бы вы фотографии наших лиц) во всех смыслах компанию в малонаселенные места, где нам предстоит исследовать каменный курган кыргызов, наваленный примерно в 8 веке после Р.Х. Хочу сразу возразить читателю, думающему что нашей экспедиции все так легко дается. Я вам скажу, что исследование курганов в Тодже можно смело приравнивать к проклятию — зловредный гнус так и норовит полакомиться частичками вашего бренного тела. Но мы тоже знаете ли не лыком шиты — додумались ведь расположить костры вокруг кургана и подкидывать в него растений. От дыма гнус отлетал как черт от ладана (хотя никто этого и не видел!). За неделю мытарств с разжиганиями костров и справлениями всех видов нужд на бегу мы возненавидели Тоджу настолько, что ничего не нашли лучше как пуститься из нее наутек к нашему следующему экспедиционному пристанищу.

На грузовике катались многие, но вот чтобы на грузовике и на пароме – в моей жизни такое в первый раз. Ради погружения в быт и нравы жителей юрт я был готов на собственной шкуре убедиться в честности эксперимента, поставленного в русской версии телепередачи «Top Gear», в эфире которой ГАЗ-66 был проверен на прочность весьма издевательски: на кузов сбросили автомобиль «Ока», салон разбили строительной гирей и сожгли, после чего британские наглецы «шишигу» потопили в воде. И-и-и-и, несмотря, на все эти акты вандализма, железный герой родом из СССР заводился и преспокойно продолжал движение.

[mkref=2561]

Легендарную надежность «66» я в полной мере ощутил, когда нам пришлось продираться сквозь узкие скальные проходы — такой уж наш этот Александр Иванович! Благодаря дорожному просвету в 315 мм и прежде всего ловкачеству нашего пилота – нам чудесным образом удалось, биясь кузовом о скалы, попасть в узкую долину, ценность которой заключалась для нас в пещере шамана, в натуральной (включая кишку-колбасу) местной кухне на стоянке из юрт, а также в низенькой охотничьей сибирской баньке. И, чуть не забыл, — наш бравый водитель (по совместительству охотник) в качестве презента затащил нас на этой самой «шишиге», распугивая диких кабанов, на гору высотой 1800 метров. Вот здесь, скажу я вам, ничего не остается как ахнуть: сверху открывались пейзажи такие (горы, леса, реки), во имя которых помучить свой организм переездами — святое дело! Но, хорошего по-немножку, — под конец нас ждал последний пункт — скифские курганы на берегу Верхнего Енисея (Куйлуг-Хем). Лично у меня сразу всплывает образ клубники со сливками (очень вкусные это были пейзажи!).