На «Оке» поперек России

«Права» свои получил я давно. А вот машины не было.. Судьба-индейка распорядилась своекорыстно — 98-летний пенсионер, видевший самого императора Николая II, почти что подарил мне автомобиль «Ока-Сеаз-1111»...

Дабы древний агрегат не «закоксовывался» в столичных «пробках», по предложению своей музы я дерзнул испытать машину продолжительными дорожными изнурениями. Имея за душой всего несколько месяцев рулевого стажа, первым делом погнал туда, откуда, говорят, выходил сам дядька Черномор в компании с прекрасными витязями...

Итак, на Юг — к Черному морю (с «возвратом» — 2800 км). Три двери — нас трое. Сели поехали — трасса М-4 «Дон» утыкается в летний горизонт... Признаться, что ничего хорошего от поездки на «капсуле смерти» («Оку» так в народе прозвали!) особо не ждал. Забавно, но название и индекс автомобиля весьма созвучно названию японского реактивного самолета-снаряда «Ока-11» (Ohka-11) времен Второй мировой войны, предназначенного для использования летчиками-камикадзе. Как истинные русские «камикадзе» мы и ехали — в тесноте, но не в обиде, правда. Для дальней аскетичной поездки этот русский «кей-кар» («компакт-мобиль») в некоторым смысле очень даже годится — небольшой расход бензина по трассе — на сотню 5-6 литров. Это не может не радовать бумажник путешественника. Заправляться лучше всего на брендированных заправках — «встать» в дали от дома — не приведи господь в разных его ипостасях!

У каждой области на нашем пути свое качество дорог и вывесок. Например, в следующей за Подмосковьем Тульской области таблички и названия поселений не особо «любят», чтобы их читали — стерты напрочь. В Липецкой и Воронежской областях начинает раздражать состояние дорог. Но самое страшное даже не качество дорожного покрытия, а то, что мы, вспотевшие от желания поскорее окунуться в море, вынуждены плестись за длинной вереницей дальнобойных грузовиков. И, надо сказать, что это не просто скучно, но и небезопасно! Однажды, совершая обгон слева, мы не успели встроиться в колонну из-за чего пришлось уходить на противоположную обочину: адреналиновое это дело я вам скажу! Конечно, так мы больше не делали, зато вынуждены были сотрясать свою подвеску по гальке уже на «своей» обочине. И засыпали на ходу! Отчего наконец не выдержали и решили не рисковать сразу тремя жизнями и переночевать в городе Павловске (Воронежская область). Квартиру нам сдала учитель математики, ждавшая своих постояльцев на обочине дороги.

На второй день все то же — нервы, усталость, жара и вот рычаг коробки передач вырывается из кулисы. Повезло, что пришлась эта неприятность в Каменск-Шахтинском. Это единственный на нашем пути к морю «островок спасения»: здесь большое количество автомастерских и есть авторынок с нужной для нас запчастью. Нам повезло! Всего три часа возни и мы продолжаем наш трип.

Дальше пахнет урожаями и страхом одного из нас — яростного растениевода Артема: он боится, что «какой-нибудь чудак может сдуру спалить эти расчудесные урожаи!». Ради его успокоения хотим набрать семечек с чужих подсолнухов, но не удается — не «полезли» они еще. Зато вот свой денежный «урожай» активнее всего из инспекторов ГИБДД собирают на Ростовщине: они тут за каждым кустом! Правда, им мы неинтересны — да и на «Оке» хочешь-не хочешь — особо непонарушаешь.

Самая приятная, наверное, часть нашего пути пришлась на участок трассы после Адыгеи. Горный перевал в районе Горячего ключа встретил нас плотным туманом: пришлось снижать скорость и повышать бдительность. Самым положительным образом преодолев горный перевал и следующий за ним горный серпантин мы выкатили к Джубге — вау, это первый приморский город! «Радости полные штаны» — ведь уже через 10 км нас ждал финишный Новомихайловский поселок и несколько дней подражаний рыбам и пляжным пингвинам на море со странным названием — Черное.
Не стану рассказывать о нашем возвращении назад, зато похвастаюсь тем, чем может похвастаться не всякий начинающий водитель: по возвращении назад в связи со случайным выездом на встречку ваш покорный слуга и по совместительству пилот «Оки» был наречен наблюдательными и воспитанными кубанскими гаишниками «королем дороги» (за московские номера!). И, между тем, грех всегда жаловаться на свирепость наших органов — взяточничество в особо малых размерах это бесспорно плохо, но в «своем» случае могу только сказать спасибо дорожным соглядатаям, что не сделали новобранца асфальта бесправным на полугодовой срок!

Выжили «Ока», а вместе с ней и мы,и в нашем путешествии на Север — в Питер (туда-обратно — 1500 км), на которое мы решились три месяца спустя после морского заезда. Следует произнести хвалу 0,75-литровому и 33-сильному двигателю этой «тарантайки». Чтобы там не говорили, лично я считаю что мне повезло — я застал «Оку» еще с родным русским движком (следующее поколение уже «потащил» Китай).

После поездки к морю наша осенняя «экспедиция» к Питеру уже не представлялась трудным мероприятием. В том числе благодаря тому, что я научился разгонять «Оку» выше предписанной автоинженерами скорости. Я выжимал из нее 140 с лишним км в час (с горки конечно же!). Зато вот по прямой она смогла выдать добрые 130 км/ч — с ревущим мотором, разумеется. Мы — те же трое — были приятно довольны: «Ока» нас не предала ни разу! Ни одной поломки!

После путешествия в Питер я для себя сделал вывод, что ездить в Петербург на машине как-то уж слишком «пробочно». Еле пробравшись в Северную Пальмиру и докатив до нашего постоялого места, мы бросили «Оку» и гуляли по городу-музею с его культурными людьми и дворами-колодцами пешком, так как питерские «пробки» не многим лучше московских, а местные водители в чем-то похожи на медленных эстонских парней — это если смотреть на проблему «московским» взглядом.
 

 

НАША СПРАВКА
В конце 1998 года, после дефолта и резкой девальвации рубля, маленький веселый «недомобиль» «Ока» оказался одним из наиболее дешевых в мире, что резко подстегнуло его популярность на внутреннем и даже внешнем рынках. Но в дальнейшем спрос на морально устаревшую микролитражку стал падать из-за ревальвации рубля и импорта более современных автомобилей. Между тем, зимой 2013 года АВТОВАЗ объявил о планах возрождения в радикально модернизированном виде микролитражной «Оки» к 2020 году.