Российско-абхазский тупик

Сотни, если не тысячи моторизованных россиян, возвращающихся в эти дни с «бархатного» отпуска в Абхазии, стали заложниками странного нововведения то ли ФСБ, то ли таможни, то ли обоих ведомств сразу. Вместе с соотечественниками под раздачу попали и абхазы, въезжающие в Россию на своих колесах.

Вся закавыка — в странной бумаженции, выдаваемой пограничниками при пересечении границы с абхазской стороны. Называется она «Талон контроля при въезде». В этом «документе» свои отметки должны сделать пограничники, таможенники и… снова таможенники. И вот вторая отметка «потомков Луспекаева» и увеличивает время прохождения границы на неопределенно долгий срок.

Итак, с начала ваши документы (паспорт, свидетельство о регистрации транспортного средства) изучают погранцы и, если все в порядке, делают отметку в упоминавшемся выше «Талоне». Затем в дело вступают таможенники — досматривают машину и, ничего подозрительно-запрещенного не обнаружив, ставят свой первый штамп. Оба действа вполне логичны и привычны для всех, кто хоть однажды выезжал за рубеж. И, если следовать здравому смыслу и международной практике, исчерпывающи. Но со 2 октября ФТС ввела для моторизованных путешественников и бизнесменов новую процедуру под названием «Транспортный контроль». Суть сего действа в том, что водитель-россиянин вручает очередному таможеннику свидетельство о регистрации ТС, а водитель-абхаз и ряд других документов, за что получает в пресловутый «Талон» очередной штамп. При этом служащий не заносит поступившие к нему сведения ни в компьютер, ни в какую-нибудь «бухгалтерскую» книгу. Да что там — он вообще не смотрит на представленные бумаги! В этом ваши корреспонденты убедились лично, более часа(!) наблюдая за работой инспектора, пока стояли в бессмысленной, но беспощадной к времени и нервам граждан России и Абхазии «транспортно-контрольной» очереди. Абхазы, регулярно пересекающие здесь границу, в один голос утверждали, что именно благодаря нововведению время прохождения границы увеличилось с получаса минимум до двух часов. Но зачем Южное таможенное управление ввело новую «рогатку»?

Оказалось, что «рогатка»-то старая, но получившая неудачное развитие. Дело в том, что транспортный контроль проводит у нас Минтранс и касается он исключительно грузовиков — габариты, нагрузка на ось, вес перевозимого груза и т.д. Однако в связи с идущим в стране сокращением аппарата госслужащих, на границе этот контроль зачем-то передали таможне, в этом вопросе совершенно некомпетентной. И началось. На том же МАПП Адлер контролировать (для галочки и отчетности?) стали даже транспортные средства категории В, «имеющие признаки грузового транспорта», чем незамедлительно вызвали рост очередей. Ситуация усугубилась еще и тем, что в преддверии Олимпиады в Сочи значительное число инспекторов постоянно проходят обучение-переподготовку, то есть людей не хватает. А еще рассматривается вопрос о передаче таможне функций фито- и ветеринарного контроля! Кто контрабандистов-то в итоге ловить будет?

Впрочем, как заверили нас в Южном таможенном управлении, уже сейчас ситуация нормализуется и в самом скором времени проблем с прохождением транспортного контроля не возникнет. А уж к Олимпиаде процедура будет отработана до мелочей и секунд. Посмотрим.

Впрочем, в очередях на российско-абхазской границе в Адлере виновата не только, а может быть и не столько ФТС, сколько… ФСБ в лице Пограничной службы.

…В автодавке к пограничному шлагбауму на въезде в Россию мы простояли почти два часа. За это время мимо нас по встречной полосе, предназначенной для пропуска машин в Абхазию, прошло не меньше 100 автомобилей. Все они лихо выруливали перед носом очереди, а для их пропуска погранцы притормаживали основной поток. Да, среди «первоочередников» были авто с дипломатическими номерами, ехали военные. Но львиная и подавляющая часть — вполне обычные машины. А «право» приоритетного проезда их водители добыли на абхазской стороне, заплатив вездесущим «жучкам». Последние за «долю малую» предлагали без проблем преодолеть границу и нам. Вряд ли, конечно, сотрудники погранслужбы с ними в доле, но почему же не препятствуют подобному «бизнесу»? Имеется и другой вопрос. Инспектора ДПС и на нашей, и на той стороне, следящие за порядком на подступах к пункту пропуска (а мы давились в приграничной автоочереди и на пути в Абхазию), не сговариваясь валили вину в столпотворении именно на погранцов, настойчиво предлагая обратить внимание на число открытых «окон», где у водителей проверяют паспорта и документы на машину. Обратили. На пути в независимую республику работали два. На обратном — четыре. И в том, и в другом случаях с наплывом транспорта не справлялись категорически, чем и создавали мармеладные условия для бизнеса «левых проводников». На момент подписания номера к печати редакции не удалось получить комментариев ни Пограничной службы ФСБ России в целом, ни его Черноморско-Азовского пограничного управления в частности. Но, может быть, хотя бы к Олимпийским играм дождемся?