Безопасная Castrol

По сравнению со столичной Оксфорд-стрит деревенская Англия поражает безлюдьем. Это помимо открыточных пейзажей и узости (полторы машины максимум!) обрамленных глухими живыми изгородями деревенских дорожек и стало основным впечатлением от английской глубинки. Если, конечно, считать таковой населенный пункт в полусотне километров от Лондона.

Глядя со стороны на комплекс зданий лаборатории Castrol в Пэнгборне, ни за что не догадаешься, что тут может скрываться высокотехнологичный исследовательский центр. Ничто не намекает на то, что вот эта аллейка шириной в одну машину может вести к чему-то, хотя бы косвенно связанному с какой бы то ни было промышленностью. Однако небольшая табличка с логотипом British Petroleum развеивает все сомнения.

Даже внутри, на территории центра, не покидает ощущение, будто ты попал в старинное поместье — настолько ухоженной выглядит местность вокруг: аккуратно подстриженная травка на лугах, секвойи, окружающие здания центра, кусты боярышника. Само здание снаружи напоминает пряничный домик. И, как выяснилось, не зря. Как рассказал Дэвид Тейлор, координатор по работе с заказчиками центра, до того как в 70-х годах прошлого века сюда переехал исследовательский центр Castrol, в этом поместье располагалась кондитерская фабрика.

Сейчас персонал центра насчитывает более 350 человек. Примерно треть из них — химики разных профилей, еще треть — инженерные работники, оставшаяся треть приходится на управляющий и обслуживающий персонал.

Тут нельзя не пояснить, что помимо южноанглийской лаборатории Castrol располагает еще 12 технологическими и исследовательскими центрами по всему миру — от японской Нагои и китайского Шанхая до американского Уэйна и итальянского Турина.

Словно на оборонном предприятии, во внутренних помещениях центра фотографировать и снимать видео нельзя: секреты фирмы. Тут расположено огромное количество оборудования, позволяющего исследовать моторное масло на всех уровнях, включая элементный и молекулярный состав.

Процедура создания моторного масла, как правило, начинается с запроса от автопроизводителя. Подобные заказы регулярно поступают от «Audi», BMW, «Ford», «Jaguar Land Rover», MINI, SEAT, «Skoda», «Volkswagen», «Volvo», с которыми Castrol связывают долговременные партнерские соглашения. Также идея о необходимости разработки нового продукта может прийти из маркетингового отдела: маркетологи компании приходят к выводу, что в ближайшем времени такие-то и такие-то рынки потребуют моторного масла с такими-то свойствами, и инициируют процесс создания нового продукта. После этого к работе подключаются химики. Они составляют целый букет оригинальных рецептур, каждая из которых состоит из базового масла и пакета присадок. Для справки заметим, что типичное моторное масло обычно состоит примерно на 80% процентов из базового масла, на 10% — из модификатора вязкости, еще на 10% — из набора присадок.

Затем начинаются испытания наиболее перспективных из придуманных химиками смесей. Это происходит как на стендах, имитирующих работу тех или иных пар трения, так и (на следующем этапе исследований) настоящих двигателей. Для этой цели в центре имеется 18 стендов для испытаний масла в моторах. Компьютерное управление позволяет имитировать любой режим работы двигателей. А запасы топлива разного качества и состава обеспечивают возможность учитывать в ходе тестов еще и эти особенности тех или иных рынков. Есть еще и бокс с беговыми барабанами и вентилятором, имитирующим набегающий поток ветра, для испытания масла в настоящей машине. Тут нельзя не отметить, что эти тесты проводятся с использованием роботов, которые по команде компьютера жмут на газ и тормоз, манипулируют педалями сцепления и переключают передачи с помощью рукоятки КП. Есть тут даже роботы для мотоциклов, что само по себе уникально — лишь несколько научно-технических центров в мире располагают подобными устройствами.

После ходовых тестов химики исследуют состав отработанного масла, а инженеры разбирают и изучают двигатель, в котором оно работало, выясняя, насколько эффективно испытуемая рецептура масла справилась с функциями защиты частей мотора от воздействия тех или иных негативных факторов, таких, например, как износ трущихся частей или отложение твердых фракций. Сопоставляя полученные данные, в конце концов выбирают тот состав моторного масла, который наилучшим образом отвечает как будущим условиям работы, так и критерию стоимости.

Пол Бисли, руководитель подразделения региональных технологий «Castrol Европа и Африка», проводивший экскурсию по центру, рассказал, что в среднем цикл создания нового моторного масла «с нуля» занимает два-три года и может стоит до 10 млн. фунтов.

Именно по этой причине Castrol не видит никакого практического смысла в попытках копирования пусть даже самых распрекрасных формуляций масел конкурентов. Даже добившись этого, ты все равно будешь всегда отставать как минимум на те самые два-три года.

Поэтому компания старается по возможности «забегать вперед» в своих разработках. В свое время, например, она была заранее готова к массовому появлению на рынке малообъемных турбированных моторов, а также гибридных устройств и всевозможных экологических систем типа «старт-стоп». Именно в этих агрегатах моторное масло работает в крайне сложных условиях. У компактного двигателя маленький картер. Соответственно объем масла серьезно снижен по сравнению с моторами более крупными. Высокая степень турбирования подразумевает, что масло должно защищать трущиеся детали в условиях повышенных нагрузок. Частые пуски и остановки мотора «гибридов» и машин, оснащенных «старт-стоп», означают увеличение количества бензина, попадающего в масло... В результате получается, что оно обязано защищать двигатель в достаточно экстремальных условиях. И при этом не приближаться по стоимости к драгметаллам.

Собственно, именно над этими и им подобными проблемами каждый день работают инженеры и химики Пэнгборна. Политика Castrol обязывает компанию непрерывно создавать масла, которые будут востребованы только через несколько лет, именно в этом видится залог ее успеха на рынках всего мира.