А судьи с кем?

Если сравнивать взяточничество на дорогах пятилетней давности с тем, как хапают гаишники сейчас, то нетрудно заметить, что нынешние мздоимцы в погонах берут не только больше и чаще, но и делают это гораздо наглее, чем в былые времена.

Если сравнивать взяточничество на дорогах пятилетней давности с тем, как хапают гаишники сейчас, то нетрудно заметить, что нынешние мздоимцы в погонах берут не только больше и чаще, но и делают это гораздо наглее, чем в былые времена. Ведь не было раньше случаев, чтобы инспектор «разводил на бабки» законопослушного водителя. Зато сейчас запустить руку в кошелек шофера, который свято блюдет ПДД, для иных инспекторов — дело милицейской чести. Ну а кто не соглашается записываться в спонсоры ГИБДД, получают протокол за высосанное из пальца нарушение и повестку в суд для дальнейшего рассмотрения дела о лишении «прав».  


И если бы в нашей стране исполнительная и судебная власти были разделены (как это предусмотрено статьей 15 Конституции РФ), у оклеветанных водителей был бы шанс на справедливое решение служителя Фемиды. Но поскольку с недавних пор мировые и федеральные суды превратились в филиалы ГИБДД, ходить туда за правдой дело, увы, бесполезное. И то, о чем мы говорим, — не гнусные журналистские измышления. Главный гаишник страны сам не раз говорил, что его подчиненные должны вести просветительскую работу с судьями, убеждать их, показывать ту страшную ситуацию, которая сложилась на дорогах. Совещания судей и представителей ГИБДД уже стали доброй традицией этих ведомств. Правда, проходят они всегда тихо, обе стороны стараются не афишировать свои «междусобойчики».  

О чем исполнительная (в лице ГАИ) и судебная (в лице мировых и федеральных носителей черных мантий) власти договариваются на совместных совещаниях, какие пытки и экзекуции коллегиально придумываются, мы можем наблюдать по косвенным признакам. В августе прошлого года в интервью «Российской газете» одна очень важная дама от Фемиды Москвы открытым текстом заявила, что если в суде с одной стороны будет инспектор ДПС с протоколом, а с другой стороны — водитель, то верить судья будет протоколу инспектора ДПС. И в своих постановлениях судьи будто под копирку пишут одну и ту же фразу: «…суд не находит оснований верить показаниям водителя и свидетелей с его стороны, поскольку они направлены на увод обвиняемого от ответственности. И наоборот, доверяет инспектору ДПС, поскольку он в деле является лицом незаинтересованным». Честное слово, такое ощущение, будто ты не в суде, где исследуются доказательства, а в церкви, где решается вопрос веры в бога в погонах, со свистком и с жезлом.  

Вера судей инспекторам ГИБДД настолько слепа, что они еще задолго до рассмотрения дела на подозреваемых в нарушении ПДД водителей вешают клеймо «правонарушитель» (а таковым обвиняемого можно считать лишь после вступления судебного постановления в законную силу, никак не раньше). Свежий пример: водитель Алексей Николаевич (фамилию по просьбе нашего героя мы не называем) в Истринском районе Подмосковья был остановлен якобы за выезд на полосу встречного движения. Протокол и другие документы были переданы мировому судье 65-го участка Истринского района МО госпоже Трошиной. Водитель подал ходатайство с просьбой направить материалы дела в суд по месту своего жительства — в город Химки. Судья выносит определение: «…направить материалы дела в суд по месту жительства право­нарушителя». Согласитесь, назвать обвиняемого убийцей не то что до окончания процесса, а еще до рассмотрения дела — самое настоящее надругательство над российским законодательством!  

Когда материалы дела попали в Химкинский суд (257-й судебный участок), служитель Фемиды г-жа Кудрявцева начала процесс. В первой же строчке протокола судебного заседания ею написано, что «…явился правонарушитель Алексей Николаевич». И дальше из строчки в строчку подозреваемого в нарушении Правил водителя называют этим оскорбительным словом — «право­нарушитель» («правонарушитель пояснил», «правонарушитель сказал», «правонарушитель ознакомлен»).
Может ли судья после этого вынести оправдательное постановление? Конечно же, нет! А то какая-то ерунда получится: «Оправдать правонарушителя в связи с отсутствием события или состава правонарушения».  

Более того, юристы рассказывают, что во время судебных заседаний, когда водитель произносит речь в свою защиту, некоторые судьи позволяют себе даже разговоры по мобильному телефону: типа, вы пока рассказывайте, секретарь все, что сочтет нужным, запишет, а мне пока надо выйти позвонить. Судьям совершенно не важно, что в свою защиту говорят шоферы, какие аргументы и доказательства они приводят, чихать они хотели на показания свидетелей со стороны подозреваемого в нарушении ПДД. Потому что они изначально настроены на обвинительный приговор.  

Откуда взялся этот обвинительный уклон? В личных беседах некоторые судьи говорят, мол, не обижайтесь на меня, я вижу, что вы невиновны, но мне дана команда сверху — никого не оправдывать. Есть подозрение, что простимулировали подобные команды сверху на совместных совещаниях с судьями генералы ГИБДД. Поскольку до 2012 года Программой повышения безопасности дорожного движения предусмотрено снижение аварийности с пострадавшими на 30 процентов, гаишники всеми правдами и неправдами решили добиться этих цифр. А поскольку дееспособного и четкого плана по снижению аварийности у них нет, гаишные генералы и полковники бьются в истерике: а давайте законы ужесточим, а давайте судей попросим никого не оправдывать, а давайте будем фабриковать дела по «пьянке» и «встречке», чтобы за руль было страшно садиться, а давайте ночью будем забивать картошку в глушители машин, чтобы шоферюги проклятые не могли заводить авто, выезжать на дороги и попадать в аварии!  

Все принимаемые гаишниками меры едва ли способны повлиять на аварийность в стране. И снижение ДТП с убитыми и покалеченными на 13 процентов — это скорее не заслуга ГАИ, а последствия кризиса (когда пошла волна сокращений, многие сидели дома в поисках работы, у кого-то не было денег на бензин и ремонт авто). Но, думается, это обстоятельство ничуть не расстраивает ни одного гайца, ведь плоды дорожной политики генерала Кирьянова ежедневно приносят им свои плоды в виде огромных денежных масс. Водители знают, что судьи нынче никого не оправдывают, даже по шитым белыми нитками делам. Поэтому проще заплатить вымогателю «калым» здесь и сейчас и гарантированно уехать с «правами», чем заплатить столько же адвокату и гарантированно лишиться водительских «прав».  

Как гласит народная мудрость: «Все, что в жизни ни делается, все делается к лучшему для гаишников».