Остановим цены на бензин!

24 сентября в стране пройдет Всероссийская акция протеста против роста цен на бензин. Мероприятие будет приурочено к проходящему в Москве съезду партии «Единая Россия», поскольку руководство партии неоднократно обещало предпринять все необходимые меры к стабилизации ситуации и снижению стоимости топлива, но, увы, так ничего и не сделало.

Организационный комитет акции, в который, помимо ФАР, входят активисты ТИГРа, профсоюзов и неформальных автоклубов, призывает автомобилистов с активной гражданской позицией поддержать акцию 24 сентября и выразить свой протест необоснованно растущим ценам на топливо, бездействию Правительства РФ и партии «Единая Россия».

Напомним, что еще в феврале 2011 года Владимир Путин потребовал от Федеральной антимонопольной службы (ФАС) «разобраться с завышением цен на бензин». В результате, цены на бензин упали на один рубль, а спустя полгода – выросли на 5. И несмотря на волну протеста, которая прокатилась по всей стране весной этого года, охватив более тридцати городов, цены на топливо не только не снизились, но был искусственно создан дефицит топлива на внутреннем рынке. 1 мая Владимир Путин вновь вернулся к проблеме, заявив о том, что поставки нефти и топлива на экспорт сократятся и будут направлены на внутреннее потребление, что должно послужить стабилизации ситуации на рынке горюче-смазочных материалов в стране. Однако цены на топливо по-прежнему продолжают расти, что вызывает недовольство автомобильного сообщества и выливается в многочисленные митинги в различных регионах, объединяя города по всей стране.

Но что нужно в первую очередь сделать для того, чтобы цены снижались? В первую очередь — снижать налоги. Но у нас предпочитают налоги увеличивать. Это проще, чем остановить коррупцию или вернуть расхищенное в бюджет. Похоже, что и коррупционная составляющая уже заложена в ставки налогов, а ведь налоговые поступления из карманов граждан с ростом цен также растут.

Но какова реальная цена бензина в стране? ФАР провела нехитрый расчет. Предположим, что сырая нефть на российском рынке продается по мировой цене. Берем 100 долларов за баррель, умножаем на курс 29 рублей за доллар и делим на 159 (количество литров в барреле нефти). Получаем 18,2 рубля за литр. Правда, в мировую цену входят все затраты на добычу нефти, включая зарплаты и налоги на зарплаты, другие операционные и капитальные затраты, прибыли нефтяных компаний и налоги с прибыли, налоги на добываемую нефть (НДПИ для России) и экспортные пошлины страны происхождения нефти, а также стоимость транспортировки до потребителя (нефтеперерабатывающего завода). И если говорить о российской нефти, то на внутреннем рынке она должна стоить дешевле как минимум на стоимость транспортировки. Да и азербайджанская, туркменская, иранская и даже ближневосточная нефть в России стоила бы дешевле, чем в Европе.

По данным нефтяных компаний (например, отчет руководства ОАО «Роснефть» за 2010 год) стоимость транспортировки нефти на экспорт составляет 6-10 долларов в пересчете на баррель. Транспортировка до российских НПЗ обычно вдвое дешевле. Вычтем на транспортировку среднюю разницу, что составит 4% мировой цены. Итого получаем 17,5 рубля за литр – максимальная цена продажи нефти по мировой цене на российском рынке.
Информация об истинной себестоимости переработки нефти, как и ее добычи, обычно не разглашается. Веры финансовой отчетности нефтяных компаний не слишком много, поскольку перевод доходов в затраты является одним из элементов налогового планирования, за что менеджеры нефтяных компаний получают их скромные зарплаты.

По данным ВНИИ НП, себестоимость переработки нефти на российских НПЗ составляет 30-50 копеек на литр товарной продукции. Это согласуется с усредненными данными, содержащимися в отчетах нефтяных компаний, например, в отчетах руководства ОАО «Лукойл» и НК «Роснефть». В эту себестоимость входят потери нефти, амортизация, зарплаты и налоги на зарплаты, другие затраты производственного цикла. Не будем жадничать и добавим еще столько же на капитальные вложения и прибыль, обеспечив им операционную рентабельность 50%. Получаем стоимость переработки 80 копеек за литр плюс-минус 20 копеек.

Обычно на тяжелые фракции (мазут, котельное топливо) устанавливаются более низкие цены, чем на легкие фракции (бензины и дизтопливо). Поскольку нас интересуют именно легкие фракции, берем максимальную стоимость переработки, то есть 1 рубль на литр. С учетом цены нефти получаем среднюю оптовую цену 18,5 рубля за литр.

Теперь розница. Согласно данным ВНИИ НП, в прошедшие 3-4 года розничная наценка на АЗС составляла 12-15%, хотя в середине нулевых она опускалась до 7-9%. Оставим им их 15% – сюда входит доставка топлива до АЗС, зарплаты, налоги (если их платят), прочие затраты, возврат инвестиций и прибыль владельца АЗС.  Итого получаем розничную цену на АЗС 21,3 рубля за литр, а с учетом применяемого разброса цен в зависимости от октанового числа – от 20,5 рубля за литр дизельного топлива до 22,5 рубля за литр А-95.

Мы включили в эту цену все затраты, сверхприбыли и налоги, кроме налога на добавленную стоимость и акцизов. Но ведь и нефть на российском рынке продается не по мировым ценам, а намного ниже. Получается, что если бы мы жили в стране, которая не добывает, а импортирует нефть, и правительство наполняет бюджет за счет доходов, не связанных с нефтью и нефтепродуктами, мы бы платили на автозаправках меньше, чем платим сейчас.
Или, по-другому, если бы в нашей стране – лидере мировой добычи нефти и крупном ее экспортере — вся налоговая нагрузка была заложена в цену нефти, причем даже так, что ее внутренняя цена достигала бы мировой, мы все равно платили бы на автозаправках меньше, чем платим сейчас.

Для потребителя такое перераспределение налоговой нагрузки было бы желательным. Если правительство и нефтяные компании не могут договориться, какова, на самом деле, себестоимость и каковы при этом сверхдоходы, которые нужно извлечь в бюджет, то вот вам мировая цена нефти – ее и делите. Но у нас предпочитают увеличивать налоги с населения, а доходы от экспорта нефти выводить за границу в резервный фонд. А к цене покупаемых нами нефтепродуктов помимо общих налогов и налога на добываемую нефть – добавлять еще и акцизы. Как на предметы роскоши, табак или алкоголь. Между тем, разница мировой и внутренней цены на нефть составляет более двух раз, и кто-то эту разницу дружно «пилит».

Добавим к рассчитанной выше розничной цене налог на добавленную стоимость по действующей ставке 18%. Получим 25,1 рубля за литр, или в зависимости от октанового числа – от 24,2 рубля за литр дизельного топлива до 26,6 рубля за литр А-95.

Как известно, директивное снижение цен произошло не за счет снижения налогов, а за счет снижения рентабельности производителей и продавцов. Получается, что налогообложение у нас устроено так, что при обычной рентабельности нефтяных компаний, составляющей согласно их отчетам от 9% до16%, мы не только должны платить за добываемую в нашей стране нефть по мировым ценам, но еще и переплачивать. Это происходит из-за несогласованности ставок акцизов на нефтепродукты, налога на добычу полезных ископаемых и экспортных пошлин. А также из-за принципа «равной доходности» от операций по экспорту и на внутреннем рынке, применяемом нефтяными компаниями при ценообразовании.  Это и приводит к эффекту мировой цены на нефть на российском рынке.

Какие из всего этого следуют выводы? Во-первых, если добиться снижения ставки НДС хотя бы до 9%, цены на АЗС должны снизиться приблизительно на 7,5%, что при сегодняшних ценах составит почти 2 рубля на литр. Во-вторых, отмена акцизов с переносом всей налоговой нагрузки в цену сырой нефти, а как показано выше, при отмене акцизов цены на АЗС будут ниже даже при поставке нефти на НПЗ по мировым ценам. Кроме того, отмена акцизов откроет российский рынок для зарубежных нефтепродуктов, что неизбежно приведет к повышению их качества и снижению цен вследствие растущей конкуренции.Что касается выпадающих доходов бюджета при отмене акцизов, то они могут быть компенсированы увеличением ставки налога на добываемую нефть. При этом даже если налоговые аппетиты правительства возрастут «до мировой цены на нефть», это не скажется на интересах потребителей – автомобилистов. Рост поступлений в бюджет будет обеспечен за счет тех доходов, которые сейчас остаются в распоряжении нефтяных компаний. А нефтяным компаниям придется искать пути снижения своих затрат, иначе их место займут более эффективные производители.

Но мы имеем то, что имеем, и, похоже, кроме пиара, ничего не делается. Цены на топливо будут расти как в случае роста мировых цен, так и в случае их падения, если по-прежнему будут повышаться ставки акцизов. Предложения министерств и нефтяных компаний по изменению налогообложения нефтяной отрасли также не защищают от повышения цен. Буквально недавно нам сообщили, что резервный фонд, куда выводятся «лишние» доходы от налогообложения нефти и нефтепродуктов, к концу года увеличится почти до 2 триллионов рублей. И, тем не менее, готовятся предложения по дальнейшему увеличению налоговой нагрузки на граждан, в частности, повышению ставок налога на имущество физических лиц.

И все это на фоне сообщений Счетной палаты и Контрольного управления при Президенте о масштабах «нецелевых расходов» или попросту хищений из бюджета. Только на государственных закупках такие «потери» бюджета составляют не менее триллиона рублей в год. Одно только это в два с лишним раза больше, чем все поступления по акцизам на нефтепродукты и транспортному налогу вместе взятые.

Так что можем мы сделать, чтобы не переплачивать за бензин? Как минимум, принудить власти к диалогу. Но как? Как показывают результаты работы ФАР за прошедшие два года, наши власти реагируют только на массовые акции протеста. Другого выбора нам не оставили, другой возможности у нас сегодня нет.