Китайский болванчик

Большие умельцы выстраивать геополитику в свою пользу — американцы — сформулировали универсальную форму взаимодействия с любой страной, вполне подходящую и к основному источнику всемирного беспокойства: «Китай сразу не съешь. Его надо обкусывать по краям».

Французы, имитирующие простоту, чужой опыт воспринимают старательно, изучают глубоко, используют размашисто. Когда они, одними из первых, и уж точно раньше американцев, поняли перспективу Китая и подсчитали возможности их внутреннего рынка, стала очевидной необходимость строить новые заводы не у себя дома, а у них. В автомобилестроении осваивать Китай первым начал «Citroёn». У него со времен «Желтого рейда» в биографии осталась недописанной книга постижения этой страны при самых благоприятных впечатлениях от затеи 1921 года. Обкусывание пирога сопровождалось «Красными дьяволами» — раллийными машинами, примчавшимися в Китай в порыве марафона Париж-Москва-Пекин 1992 года (16 000 км). «Красными дьяволами» были спорт-прототипы Citroёn ZX Rally Raid Evolution, похожие на серийные ZX не больше, чем тигр на кошку. В тот момент фирма уже построила в Китае первый завод, выпускала на нем мирные ZX и отлично поддержала интерес аудитории своей дьявольщиной. Примечательно, что китайцы сразу распробовали ZX и тут же его клонировали, начав варить, пилить и строгать в деревенских сараях и МТС нечто подобное, удивив французов немалым сходством и огорчив отменной наглостью.

На сегодня «Citroёn» в Китае уже свой, необходимые отношения выстроены, сельские кустари-конкуренты умерщвлены волей коммунистической партии, местная дизайн-студия строит самые шикарные концепты в мире (Metropolis), новые автомобили ставятся на конвейер в первую очередь в Китае, глобальные премьеры «Citroёn» презентуются публике на Шанхйском и Пекинском автосалонах, а работа над каждой новой моделью идет с оглядкой на этот приоритетный рынок. Экономисты знают, что основным потребителем иностранных машин в Китае является средний класс, т.е. 4% населения. Но в абсолютных цифрах это 62 миллиона человек. А с учетом роста среднего класса среднесрочная перспектива обещает аудиторию в 240 миллионов потребителей.

 

Наследие

Первый минивен Xsara Picasso поссорил «Citroёn» с прямыми наследниками испанского художника, но замечательно переориентировал в свою пользу клиентов вражеского «Renault». Идея и правообладание именем дали скачок творческого напряжения и серию минивенов С3 Picasso, С4 Picasso и С4 Grand Picasso. Талантливая семья прямых потомков первого минивена, несмотря на возражения потомков семьи художника, раскинулась по миру коммерческим успехом.

 

Урок живописи

Художник придал объекту непривычную форму. Что-то похожее, может быть, и случалось у других живописцев, но прямого сравнения не выдерживало. Этот – явный шедевр. Немного эклектичный, чуть непривычный, зато уж точно неординарный и узнаваемый. Даже если в сугроб кинуть, смотреться все равно будет. А уж если на солнечной лужайке – летающая тарелка добрых марсиан, не иначе.

Форма не диктовала содержания. Но технически занудливый инженер, залюбовавшийся, придя в себя, дал пару выгодных подсказок. Если красотой можно еще и пользоваться – она становится не просто лучше, она становится выгодной.

Пара друзей озадачились материалами. Хорошо бы эту форму разбавить чем-то мягким. Не все же из железа, можно кое-что и из пластика, да и текстиль то же будет уместен. Покладистый художник лишь наслаждался улучшением замысла, потакая деятельным друзьям.

 

Уточнение сути

Инженер на художника внимания не обратил. Привык к чудачествам и начальству, поощряющему этого странного человека, умеющего сделать любой примитив нетривиальным. Хотя замысел творца ему пришелся по душе и вдохновил. Нарисованный воображением, краскам и компьютером образец потихоньку превращался в автомобиль с заранее известным именем Picasso. Чуть позже он получил уточнение – С3 Picasso. Пристроившийся к проекту эргономист тоже вдохновился и результативно внес свою лепту. Он очень придирчиво отнесся к навязанному требованию учинить приборы по середине, но тайком от начальника спидометр сместил максимально влево, поближе к водителю, избежав ошибки фирмы «Nissan», похоронившей проект Primera строгим исполнением воли сверху. А уж с полочками, ящичками и удобствами размещения мелочей он и вовсе никого не спрашивал – сделал, как считал нужным, тактично добавив идей первичному замыслу художника. Тихо кравшийся мимо специалист по шумоизоляции добавил от себя пару лишних сантиметров, подарив машине слой синтетики на полу толщиной в руку.

Машина получилась. Она отлично выглядела, радовала прекрасным салоном, добрыми решениями и умными идеями авторов. Ей полагалась гамма хороших моторов и механическая коробка передач. Мастера управляемости грамотно настроили подвеску и наполнили рулевое управление французской мягкостью точных реакций.

 

Сопротивление материалов

Они сопротивлялись до последнего. Материалы не соглашались исполнять, инженеры не хотели слушать чужые мнения, технологи упрямились, подрядчики вредничали, авторы софта «бронзовели» невостребованной гениальностью. Все вместе они смастерили роботизированную коробку передач. Проще говоря – приладили два электромотора к обычной механике, чтобы те сами, без водителя, включали передачу и выжимали сцепление. Слово «робот» их сильно угнетало, они хотели назвать свое изделие автоматической коробкой передач, особенно после того, как им напомнили Три закона роботехники Айзека Азимова, ткнув носом в нарушение Второго закона: «Робот должен повиноваться всем приказам, которые дает человек». Получившаяся коробка передач слишком вольно относилась к этому постулату, оспаривая волю человека и не торопясь с исполнением. В итоге машину поставили на конвейер с приемлемой механикой, оставив на время борьбу вокруг альтернативной трансмиссии.

 

Спасительный Китай

«Безвыходным мы называем положение, выход из которого нам не нравится» (Станислав Ежи Лец). Чтобы не упираться в непреодолимое препятствие существуют психоаналитики и маркетологи. Их задача объяснить, что минус – это плюс, а черное – это белое. После чего всем становится легче, а положение обретает выход.

На подмогу поссорившимся созидателям пришел маркетолог. Выслушал претензии: роботизированная коробка не слушается, все время опаздывает в реакциях, дергает машину и заставляет пассажиров при каждом переключении кивать головами, как китайских болванчиков. И объяснил, что в этом и кроется глубина замысла, именно в этом суть машины, это и есть ее региональное позиционирование! Китайские болванчики! Ура! Citroёn C3 Picasso – машина в первую очередь для Китая! Для самого лакомого, перспективного и все более требовательного рынка в мире. Ведь это в Европе подобное поведение «робота» считается бестактностью, а в Китае это будет объяснено, как грандиозная заслуга фирмы «Citroёn», талантливо наделившей новый автомобиль привычной китайцам стилистикой поведения. Машина позволит стране все время кивать головами, продолжая историческую традицию веков! Французский автомобиль с китайским характером, создан с учетом местного менталитета! Европейцы пусть воспринимают это, как азиатский колорит, китайцы пусть радуются углубленной заботе. И где тут провал? Полная победа! Еще один удачный укус грандиозного китайского пирога…