С почином

Утренние новостные ленты на европейской территории России сегодня пропестрели сообщениями про то, как «их августейшество» по пути на организованный ими же саммит АТЭС изволили-с журавлями порулить, и открыть новый автомобильный завод.

Там еще что-то было про новый терминал аэропорта, но это уже не суть важно, в нашем случае куда интереснее то, что в стране официально заработало еще одно СП. О нем мы, конечно, уже не раз писали. Как собственно и о том, что именно планируют выпускать на новом заводе, а также о его потенциальных преимуществах по сравнению с предприятиями, расположенными в европейской части России, в частности, доставки машинокомплектов (на этапе становления) и комплектующих (в перспективе).

Не менее очевидно и то, что церемония торжественного открытия, с реальным пуском производства не имеет ничего общего. Уже давно известно, что первые авто сойдут с дальневосточного конвейера в октябре, сегодняшнее же мероприятие – ни что иное, как своеобразная «галочка» в преддверии вышеозначенного саммита, тем более, что под это дело во Владивосток вытащили кучу высоких гостей, включая посла Японии в России.

Тем не менее, я бы не стал умалять значения этого события, поскольку сегодня, 6 сентября в России стало одним автомобильным заводом больше. Причем, довольно крупным автозаводом, так как проектная мощность СП Mazda Sollers (обеим сторона принадлежит по 50%, притом, что инвестиции в завод составили около 10 миллиардов рублей) – 100 000 автомобилей в год. На первом же этапе в Приморье будут собирать 50 тысяч машин. И это, как мы уже писали будут кроссовер CX-5 и только что дебютировавшая на ММАС-2012 Mazda6.

В последствии к ним должен присоединиться и Toyota Land Cruiser 150 (он же Prado). Однако, на первых порах и японцам, и Sollers помимо неизбежных трудностей, связанных с непосредственным запуском и отладкой производства, предстоит также решить массу проблем с доставкой продукции к конечному пользователю. Понятно, что партнеры рассчитывают на то, что определенная доля машин будет расходиться по Дальнему Востоку, кроме того, президент уже пообещал им сохранение субсидий на транспортировку машин в европейскую часть России. Но во-первых, местные потребители даже по самым смелым прогнозам охватят не больше 5% от общего объема производства, а во-вторых, субсидирование транспортных расходов тоже не будет вечным и закончится, «как только проект встанет на ноги». А поскольку понятие «встанет на ноги» у властей и производственников обычно разнятся очень сильно, не исключено, что к моменту выхода предприятия на проектную мощность, проблема транспортировки продукции станет для партнеров более чем реальной. Впрочем, время на то, чтобы подготовиться у них еще предостаточно.