SEAT на Парижском автосалоне

Еще в марте, когда SEAT презентовал в Женеве тогда еще концептуальный Toledo, стало понятно, что вскоре в модельном ряду испанского бренда грянут серьезные перемены. И «первой ласточкой» этой «миниреинкарнации» назначен Leon.

Как правило, VAG старается разводить презентации одноплатформенных машин по разным площадкам. Тем более, когда речь о Golf. Однако, в этот раз боссам концерна пришлось пойти на попятную, поскольку чуть ранее они поставили SEAT ультиматум – либо испанцы начинают более эффективно работать и, соответственно, приносить прибыль, либо компания будет выставлена на продажу. А коль уж в техническом плане южане всецело зависят от немецкого офиса, премьеры Golf и соплатформенного с ним Leon пришлось проводить одновременно.

Иного, к слову, случится не могло, так как SEAT, будучи проспортивной маркой, которая входит в одну группу с «Audi», традиционно пользуется новейшими разработками концерна. Кроме того, на примере концептов IBE, IBX и IBL они уже давно намекали, что следующим шагом станет примерка корпоративной платформы MQB, что, собственно говоря, и случилось.

Итак, новый Leon стал на 90 кг легче и на 52 мм короче предшественника, но главное, теперь он очень неплохо смотрится. Во всяком случае, не хуже теперь уже нынешней Audi A3. И это, надо признать, очень кстати, тем более, если вспомнить о не совсем бюджетном позиционировании бренда не только в семействе VW, но и по отношению к «одноклассникам».

Что касается моторов, то модель обзавелась полноценной «ваговской» линейкой, в которой шесть бензиновых и четыре дизельных двигателя с рабочим объемом от 1,2 до 2 литров. Разумеется, в арсенале которых есть и изначальная экологичность и система Start-Stop.

Кроме того, впервые за всю историю Leon этот автомобиль будет выпускаться в трехдверной модификации и в версии sports tourer. Но это тоже не самое главное. Новинка – первая модель бренда, которая примерит не только обновленный «сеатовский» экстерьер, но и перелицованный логотип, который, по мнению испанцев, станет своеобразным символом, свидетельствующем об очередной «перезагрузке» в корпоративной философии, а также, как выразился Джеймс Мюр, отражающим «приверженность к простому, точному дизайну с правильными линиями и несравнимому инженерно-техническому мастерству».