Чужие

Когда американцу наступают на хвост вне его страны, первым делом на это реагирует ближайший к месту события флот ВМС США и Госдеп тут же оповещает организаторов неприятности о вылетевшем на разборку спецназе. И все знают, что сейчас примчатся и вломят.

Когда в Южно-Китайском море пираты захватили пустой американский сухогруз с командой из семи пенсионеров, младшему их которых было за 60 лет, расквартированная по различным военным базам ударная группировка мгновенно определила место базирования пиратов и учинила штурм острова силами десантного подразделения. Все деды были спасены. С тех пор одним островом в этом море стало меньше. А пираты даже не успели заявить о выкупе…

Когда перуанцы из экстремистской группировки «Революционное движение имени Тупака Амару» захватили в Лиме японское посольство, а заодно и 40 послов, не считая мелкой россыпи министров и почетных гостей, американцы тут же сообщили, что на «переговоры» с ними вылетел Первый оперативный отряд Специального Назначения «Дельта». Американского посла отпустили тут же.

Сопоставимая защита интересов и внутри страны. Обижать гражданина опасно для здоровья, тем более, что у самого гражданина в кармане еще и пистолет. И когда у японских автомобилей стала залипать педаль газа, Конгресс вызвал на разговор владельца фирмы Toyota, где и довел его до слез, клятв и обещаний. А когда русский «Лукойл», имеющий на территории США сеть заправок, привычно решил поиграть в разновидность гоп-стопа и взвинтил цены, американцы отвесили ему массовый пинок, учинив забастовку и увлекательное послесловие в виде разборок с представителями закона. В итоге на американской земле народ ведет себя тихо, приглядывая за порядком и не позволяя в свой адрес хамства. Особенно приметна вежливость продавцов автомобилей, не смеющих гнуть европейскую и тем более русскую цену, догадливо имея ввиду, что это только в далекой России за японскую машину платят втридорога из уважения к ее корням и турецкой сборке… А в Америке японское авто переоценке не подлежит до сих пор.

Таким же отношением к защите интересов своих граждан могут похвастаться только израильтяне. Не дай бог кто-нибудь вздумает обидеть гражданина их страны! Израильтяне не американцы, они будут мстить до конца и гоняться за обидчиками по всему миру до последнего вздоха. Про Олимпиаду в Мюнхене арабы до сих пор вспоминают с ужасом. Да и угон самолета в Уганду еще на слуху, когда израильтяне освободили своих людей за 1 минуту 45 секунд, перебив всех террористов и до кучи около 40 угандийских солдат, сунувшихся не в свое дело…

Внутри страны израильтянин находится под еще более суровой защитой государства, чем американец. А помощь со стороны властей ставится в пример более развитым странам.

Когда в Нигерии захватывают сухогруз и сажают русский экипаж в тюрьму, мы через год выражаем глубокую озабоченность. Когда таиландцы захватывают нашего торговца оружием и дарят его американцам, мы заявляем решительный протест. Когда наших геологов берут в Африке в заложники, мы пару лет делаем вид, что не в курсе, а потом решительно осуждаем недружественный поступок. Когда у русских мам по всему миру конфискуют детей мы даем интервью по нашему телевизору и мужественно обсуждаем второстепенные подробности чужой нам беды…

Наш человек не защищен ни за границей, ни дома. Он никому не нужен, за ним нет державы, его интересны некому отстаивать и каждый из нас понимает, что к родному государству мы обратимся в последнюю очередь, когда уже совсем конец. За границей никому из нас и в голову не приходит искать поддержку в родном посольстве. Это то же самое, что дома сходить за защитой в милицию (полицию)…

При этом со времен Рюрика отстраненность власти от людей лишь увеличивается. По умолчанию принято, что мы ни в чем не равны, интересы у нас не совпадают, власть право на нас имеет, а мы на нее нет. А еще мы точно знаем, что отданы ей на откуп. Она не друг, она нам хозяин.

Сегодня внутри страны мы находимся на положении людей, оказавшихся не на своей земле, не на своем месте. И как лишние и чужие должны понимать, что церемониться с нами некому и незачем. Тарифы ЖКХ загоняют в могилу? Так мы же тут чужаки… Квартплата оставляет на улице? Так это же не наши дома… Льготные лекарства пенсионерам только аз деньги? Да пусть сдохнут… Военные в отставке выброшены на улицу? Они ошиблись армией… Литр бензина, ОСАГО, вооруженные формирования полицаев на дорогах не дают доехать и довезти груз? Так это не наши дороги, чужой литр, их полиция…

Но кроме них над нами на русской земле имеют власть и пущенные на прокорм иностранцы. Их интерес тоже не совпадает с нашим. И ведь они то же нездешние, но, видать, поглавней нас…

Финны построили у нас шинный завод «Nokian» и выпускают резину для всего мира. Но, поскольку мы тут никто, под прикрытием нашего государства финны назначают на внутреннем рынке России на совместный товар такую цену, что у нас опт оказывается дороже финской розницы. Вдумайтесь: финны продают нам шины, выпущенные в нашей стране дороже, чем у себя дома своим небогатым согражданам.

«Nissan» в Санкт-Петербурге собирает Murano и продает нам в полтора раза дороже, чем доставленного морем в Америку. Murano в Америке стоит от $29 290, у нас он стартует с отметки в $51 000, хотя собирается в России, а все комплектующие растаможиваются по нулевому тарифу. Внутри Америки продавать за такие деньги автомобили просто не позволят.

Когда к нам пришел Qashqai, его продажи были тут же остановлены из-за невероятно низкого качества. При этом было восемь официальных отзывных кампаний. О четырех клиентов уведомили, а еще четыре от них скрыли. А в Америке японцы осмелились бы поступить подобным образом?

У нас для слабой имитации защиты интересов есть вялая контора ФАС. Она с трудом увидела картельный сговор в ценообразовании литра бензина, но уголовного дела почему-то не получилось. ФАС узнал, что дилеры нелояльны к клиентам, а представительства нелояльны к дилерам. И выпустила пару листочков с рекомендациями и призывами хорошо себя вести…

Мы поставлены в ситуацию самозащиты. Все что нам необходимо для жизни мы обязаны делать, знать и уметь добиваться самостоятельно, вопреки государству. Чтобы жить здесь, каждый из нас должен быть по совместительству юристом, врачом, слесарем, портным, охранником, следопытом — нужное подчеркнуть… За нас и для нас никто и ничего не сделает. Мы чужие. До нас нет никому дела. Наши интересы – это наши трудности…