Рестайлинг, как признание ошибок

Признавать ошибки никто не любит. Особенно публично. И работать над ними не хочется. Только из-под палки. Но если ошибки можно и не признавать, то исправлять их все же приходится. Именно в этом и есть суть рестайлинга. И чем позже он накрывает модель, тем безошибочней она была.

Напрасно обыватели думают, будто рестайлинг – лишь необходимость, продиктованная маркетологами, чтобы освежить пластической хирургией лицо и заставить клиента взглянуть по-новому на примелькавшуюся модель. На самом деле это результат невыносимой и временами панической работы по устранению просчетов, ошибок и промахов.

Обычно проблемы копятся постепенно и года за три-четыре фирма с ними справляется, отчитываясь о проделанной работе посвежевшей машиной. Хуже всего, когда рестайлинг происходит в первый же год. Это уже открытая декларация поражения и громкий крик «Сдаюсь!», переходящий в просьбу не бить лежачего. Рестайлинг первого года говорит о полном провале. Такой автомобиль проще выбросить, чем чинить прямо на конвейере. Но ведь на него столько потратили, что надо попробовать немного заработать. Хотя место пациента в морге, хочется верить, что больной выздоровеет не в больнице, а на свежем воздухе, причем за деньги клиента.

Первой публично покаялась в содеянном «Mitsubishi», сотворившая модель ASX. Машина прожила на конвейере год, после чего подверглась паническому рестайлингу. И ведь ничто не предвещало беды. Взяли хорошую платформу Lancer, приподняли, укоротили, накрыли новым кузовом, а вот ехать не научили, да и на материалах сэкономили. В итоге машина получилась разочаровывающее нескладной, с беспрецедентно плохими настройками управляемости и плавности хода, с примитивным салоном из пластмассы, словно оставшейся от переплавленных детских пеналов и линеек для черчения. Машину доделывали спешно, кликнув на помощь инженеров PSA, поскольку японская беда успела стать еще французской и спасать пришлось уже три машины: конвейерную Mitsubishi и только приготовившиеся к запуску Peugeot и Citroёn.

Второй посыпала голову пеплом «Honda». В Америке новейший Civic (седан) продавался всего год, но японцев так сильно отругала американская пресса, что фирма срочно схватилась за Civic и, гремя гаечными ключами, отвертками и автогеном, уже превратила его почти в Accord.

А на днях о полном провале вслух зарыдал GM, нежно прижимая к груди тушку Chevrolet Malibu. Мы эту машину даже разглядеть толком не успели, а ее уже обругали по миру и отдали папе с мамой на перевоспитание. Американцы сделали гордые лица, а глава концерна «General Motors» Дэн Акерсон заявил: «Мы собираемся провести рестайлинг, не очень существенный, в середине цикла модели». Если год середина цикла, то Malibu нежизнеспособен и ему предназначено скончаться всего через пару лет после рождения? Эта машина пришла на смену Epica. И оглушила ценой, на старте оказавшись вдвое дороже. Обе модели есть у дилеров, но Epica стоит 678 800 рублей, Malibu - 1 285 000 рублей. И хотя оправдать можно любой ценник, преимущество новой машины не очевидно и уж точно не в два раза… Судя по всему, нечто подобное произошло и по остальным рынкам. Теперь Malibu срочно забрали на доработку и попробуют добавить ей ценовых оправданий, да и товарные остатки предшественницы к весне иссякнут. Хотя Malibu это не поможет. Машина на миллион и выглядит и ездит по-другому.