Такси стало хуже, но дороже

Любая реформа московского такси всегда проваливается, но обязательно сопровождается двумя заклинаниями: «Мы сделаем лучше, мы сделаем дешевле». Видимо, заклинания не волшебные, и потому получается лишь хуже и дороже.

Реформировать убитую службу такси — все равно что закупать томограф на кладбище. После разгрома легковых перевозок и оккупации столичного рынка приезжими таксистами реформировать нечего, и все затеи властей — лишь мероприятия для отчета перед мэром.

Самое свежее из них — пустить легальных таксистов погреться в аэропорт. Под эту затею обещано отвоевать у приезжих кусочек асфальта, оградить его шлагбаумами и колючей проволокой и запускать по спецпропускам тех, кто осмелится сунуться на самый желанный для извозчиков кусок столичной земли. К сожалению, в затее ничего не сказано про ОМОН, без поддержки которого удержать плацдарм возле аэропорта вряд ли получится.

Энтузиасты лишенных волшебства заклинаний — заместитель столичного мэра по вопросам транспорта Максим Ликсутов и исполнительный директор Московского транспортного союза Юрий Свешников, развешивая шкуры неубитых медведей на стенах воздушных замков, поясняют, что «будет… как во многих городах мира, появится большое количество конкурентных легальных перевозчиков… В перспективе это может поспособствовать снижению тарифов».

Тарифы не снизятся никогда. Легальных такси не станет больше, даже если начать отстрел нелегальных. Ведь задача власти ни в коем случае не касается нашего пассажирского удобства. Цель совершенно иная — присосаться к доходам таксистов и получить их на регулярную дойку. Способ достижения цели точно такой же, как и во всех остальных затеях, как и во всем государстве — методом написания умных бумаг. Необходимо сочинить такой документ, который сам все сделает и не потребует выходить из кабинета. Параметры бумажки — баланс запретов и разрешений. Запретов, наказаний, карательных обещаний и мстительных фантазий больше, разрешений меньше, а в идеальном случае вообще ни одного, лишь их слабая имитация.

Предыдущая затея с поголовным лицензированием закончилась полным крахом. Как и требование всем таксистам купить себе новую машину, оформить ее лично на себя, покрасить в установленный цвет, прикрутить на крышу колпак, установить таксометр и каждое утро проходить у себя во дворе предрейсовый медосмотр. Тогда нам тоже обещали Европу с Америкой, вежливого водителя с русским лицом и хорошим воспитанием, снижение цен и результативный взмах руки у любого бордюра. Как не было приличного такси в Москве, так и нет, единственное, что изменилось, — подскочили цены, поскольку выполнение хотя бы одного из данных требований почему-то увеличило поборы с водителя. Зато гастарбайтеров стало больше, но не на убитых «Жигулях» с московскими номерами, а на иномарках с литовскими или транзитными.

При этом на днях исполнительный директор Московского транспортного союза Юрий Свешников наконец-то признался в эфире радиостанции «Коммерсант.FM»: «Реформа такси не направлена на то, чтобы стало дешевле. Реформа такси направлена на то, чтобы стало качественно и безопасно». И сравнил расценки Москвы с европейскими, приведя в пример трансфер из аэропорта в Хельсинки, где лишь посадка в машину стоит €8.30. А километр пробега обходится в €1.20 (50 руб.). «Поэтому не надо говорить, что у нас в Москве в разы хуже», — добавил он. Тогда в ответ хочется пожелать, чтобы затейникам реформы и литр бензина обходился как в Европе — по €1.5–2…