Стратегические просчеты

Оппозитный мотор довольно долго считался изящным инженерным решением с оптимальным балансом и достойным ресурсом. Из легковых автопроизводителей, кроме «Porsche» и «Subaru», оппозитником не пренебрегали «Ferrari», «Alfa Romeo», VW.

Но ведь основа прогресса в автомобилестроении — вовсе не добрая воля конструкторов и исследовательское любопытство инженеров. Причина появления новых разработок, и в первую очередь в двигателестроении, — законодательное ужесточение экологических норм. «Зеленые» стали политической силой, и с ними приходится считаться. А тут еще обывательская истерия европейцев в порывах к чистому воздуху и комплекс бледнолицых, испортивших Землю. А раз уж на роль экологического врага назначили автомобиль (не тягаться же «зеленым» с вулканами, землетрясениями и цунами), то требования к чистоте выхлопа ужесточаются ежегодно, что и подстегивает прогресс.

А каждые пять-семь лет делать новый мотор могут только очень богатые фирмы. Раньше-то, при переходе от стандарта «Евро-1» к «Евро-2», достаточно было играть в настройки давления впрыска и упражняться с катализаторами. Но на пороге нормы «Евро-6» и «Евро-7», значит, требуются сверхдорогие технологии. Поэтому большинство фирм занимаются интеграцией. Чтобы не воровать чужое, они идут на поклон к врагам и, зажав зубами самомнение и заперев в глубинах гордыню, изображают радушное стремление к сотрудничеству. В результате «Toyota» ставит на свои машины дизельные моторы BMW, у «Infiniti» под капотом двигатели «Mercedes», «Jaguar» с «Land Rover» массово закупают бензиновые моторы «Ford» и дизельные «Peugeot» и т.д.

Но чтобы так хорошо жить за чужой счет, надо играть по общим правилам. И в частности, не громоздить трансмиссионные сложности, не позволяющие впихнуть под капот нормальный мотор. «Alfa Romeo» это поняла давно и теперь нормально пользуется всей линейкой двигателей FIAT, а попутно еще и «Renault». А VW помучился с заднеприводным Transporter-2 с оппозитным мотором, поумнел и к этой теме больше не возвращался. А «Subaru» со своей самобытностью оказалась в тупике. Битва за Америку проиграна, альянс с GM развалился, сил и денег на разработку своего оппозитного мотора нету уже давно. Последние усилия ушли на изобретение оппозитного дизеля и попытку всунуть нынешние бензиновые моторы в «Евро-5». На этом деньги кончились. Если бы не ошибки прошлого десятилетия, если бы «Subaru» удержалась в очень затратном, но полезном для имиджа WRC, была бы хоть какая-то перспектива. А так единственное достижение — скромная помощь «Toyota» и одна на двоих машина с удивляющим поклонников марки задним приводом, заранее обреченная на очень узкий сегмент потребительского желания. А «Porsche» на сегодня самая прибыльная автомобильная фирма в мире. У нее есть деньги на инженерные извращения. Это ведь чрезвычайно сложная и неординарная задача — создавать автомобили нерациональной компоновки с двигателем в заднем свесе и тем более в базе, неправильной развесовкой, но при этом быстрые и безопасные. Работа для гениев. У «Porsche» все только гении, включая мудреца Фердинанда Пиха. И хотя фирма делает и менее затейливые двигатели (рядные и V-образные), творческие муки с оппозитниками не заканчивает, обнадеживая клиентуру потенциалом грядущих извращений.

Почему, двигаясь параллельно и созидая одинаковые по сложности оппозитные моторы, «Subaru» разорилась, а «Porsche» разбогатела? Первая пыталась быть массовой, металась по модельному ряду и тратилась на заигрывание с богатыми и бедными. Вторая неуклонно шла единожды выбранной дорогой спортивного эксклюзива и инженерного мастерства, при том что дорогими ее машины стали только теперь. Ошибка в стратегии.