ГИБДД Подмосковья требует нотариального заверения жалоб граждан

Ну, казалось бы, о каких «левых» деньгах можно толковать, если речь идет о приборах автоматической фотофиксации нарушений? Ан нет. Областные гаишники изобрели способ, как этот, казалось бы, вполне прозрачный механизм заставить работать в угоду собственному карману.

И у водителей, имевших неосторожность проштрафиться перед прибором, выбор не очень-то велик: либо позолотить полицейскому ручку, чтобы получить возможность ответить за свое лихачество (да-да, это не опечатка: теперь им надо дать взятку, чтобы тебе дали возможность оплатить штраф!), либо подвести под монастырь совершенно невиновного человека.

Когда законотворцы презентовали автомобильной общественности презумпцию виновности, согласно которой уже не гаишник должен доказывать вину водителя, а наоборот, подозреваемый в нарушении ПДД обязан собрать улики в пользу своей невиновности, депутаты говорили, что, мол, ничего страшного в этом нет: собственнику машины приходит письмо с фотографией нарушения и если автомобилем управлял кто-то другой — он должен сдать на этого негодника и не переживать, что его честное имя будет опорочено клеймом преступника.

Но механизм исполнения закона в жизни весьма сильно отличается от той идеальной картинки, что поселилась в мозгах депутатов. И яркий тому пример демонстрируют служивые подмосковной ГИБДД, умудрившиеся не только извратить простейший механизм работы нормы права, но и привнести в него элемент коррупции.

Автор этих строк имел неосторожность превысить скоростной лимит на глазах у фотофиксатора. Через несколько недель на имя собственника пришло «письмо счастья» с квитком на 300 «деревянных». Согласитесь, что не гоже, когда за кровавую поножовщину срок мотает владелец кухонного ножа, а не тот, в чьих руках инструмент повара стал оружием для убийства. Точно так же не есть хорошо, когда в послужной список владельца машины попадает нарушение, совершенное кем-то другим. Чтобы восстановить справедливость, собственник пишет на имя начальника управления областной Госавтоинспекции заявление с просьбой снять обвинения с его доброго имени и адресовать их в адрес истинного нарушителя ПДД. К заявлению были приложены чистосердечное признание нарушителя, ксерокопия его «прав», требование призвать к ответу не собственника и именно меня...

Однако спустя некоторое время собственнику приходит ответ, дескать, в удовлетворении вашего заявления мы отказываем. Позвонив в Центр автоматической фиксации нарушений ГИБДД Московской области, выяснялось, что причина отказа кроется в чистосердечном признании нарушителя, которое, по словам инспектора Земляного А.В., должно быть заверено либо нотариусом, либо сотрудником полиции под синюю печать!

— А иначе как мы поймем, что свои объяснения по факту нарушения написал именно тот, чья фамилия стоит, а не кто-то другой?.. Сходите к участковому, или в ближайшее ОВД, или в отдел ГИБДД, или приезжайте к нам лично, — резюмировали на том конце провода.

Вроде бы логично, хотя и есть сомнения, что закон этого требует — с какой это стати и по какому параграфу гражданин должен удостоверять любое свое заявление в полицию у нотариуса или участкового? Что-то не припомним мы подобного требования ни в одном законе и нормативном акте. Ехать из Выхино в Звенигород в рабочее время, чтобы заявить, что я - это я, мягко говоря, не комильфо. Иду к участковому, так, мол, и так, вот мой паспорт, заверьте, пожалуйста, что я автор этого чистосердечного признания и протягиваю бумагу. Участковый нехотя взял листок, ухмыльнулся и со словами, дескать, я участковый, а нотариус, вернул «чистуху».

В кабинете нотариуса до предынфарктного состояния довела озвученная цена — 1000 рублей. В общем, отдавать «штуку», чтобы получить возможность заплатить 300 рублей штрафа «жаба задушила».

В ОВД «Выхино», куда я обратился все с той же проблемой, мне без лишних слов и жестов, а просто взглядами дали понять, что заверит мне эту бумагу главврач психиатрической лечебницы, а не дежурный полиции. Короче говоря, проблема так и осталась открытой.

В близлежащих отделах ГИБДД и на постах ДПС Московской области также не стали иметь со мной дела. Во всяком случае на бесплатной основе. Но обнадёжили намеком, что за символические 500 рублей что-нибудь, да придумать можно... Но здесь вопрос принципа: платить мзду в 500 рэ, чтобы получить возможность заплатить штраф в 300 рэ - это, знаете ли, за гранью добра и зла. Даже банки такую комиссию не берут!

Еду со своей многострадальной бумагой, уже весьма потрепанной от безуспешного хождения по полицейским кругам ада, в главный офис областной ГИБДД в Слесарный переулок. Звоню в приемную начальника Управления, излагаю суть проблемы...

— Кто вам такой бред сказал, что заверять что-то надо?! —раздалось на том конце провода. — Напишите на имя начальника УГИБДД МО жалобу, мы проведем служебную проверку. Это требование — не законно...

Казалось, что проблема решилась сама собой. Пишу начальнику жалобу, излагаю, что его подчиненные требуют заверения чистосердечного признания, до кучи вновь прошу признать меня виновным и опускаю в ящик для корреспонденции, стоящий в фойе.

Через две недели приходит ответ. Почему-то из Центра автоматической фиксации нарушений МО. Странно, что жалобу на работу отдела рассматривает отдел, на который, собственно говоря, и жалуются. Но на этом абсурд не заканчивается. Читаем ответ: «Сообщаю вам, что исходя из сути и содержания вашей жалобы, установить личность, добровольность и собственноручность написания объяснения, без вашего участия не представляется возможным». Подписаться под этим бюрократически-психиатрическим изыском нашел в себе мужество заместитель начальника Центра видеофиксации В.Н. Деревянко.

Интересно, что думает по поводу гаишных требований нотариально заверять заявления граждан в полицию прокуратура?

P.S. И на всякий случай считаем своим долгом напомнить компетнетным сотрудникам подмосковной ГАИ Приказ МВД России от 02.03.2009 г. №185 о «Порядоке обжалования действий и решений, осуществляемых (принятых) в ходе исполнения государственной функции» с исчерпывающими основаниями для отказа в приеме жалоб и заявлений граждан (в виде извлечения».

257. Жалобы подаются заявителями по почте, на личном приёме, по информационным системам общего пользования или через специальные разделы на Интернет-сайтах органов внутренних дел Российской Федерации.

Заявители могут сообщить о нарушении своих прав и законных интересов, противоправных решениях, действиях или бездействии сотрудников по номерам телефонов дежурной части соответствующего подразделения, органа управления, МВД, ГУВД, УВД по субъектам Российской Федерации.

258. В жалобе заявитель указывает наименование органа, в который направляется жалоба, либо фамилию, имя, отчество соответствующего должностного лица, либо должность соответствующего лица, а также свои фамилию, имя, отчество (последнее - при наличии) или полное наименование для юридического лица, почтовый адрес, по которому должен быть направлен ответ, уведомление о переадресации обращения, суть (обстоятельства) обжалуемого действия (бездействия), основания, по которым заявитель считает, что нарушены его права, свободы и законные интересы, созданы препятствия к их реализации либо незаконно возложена какая-либо обязанность; иные сведения, которые заявитель считает необходимым сообщить, ставит личную подпись и дату. Дополнительно в жалобе могут быть указаны: наименование должности, фамилия, имя и отчество сотрудника, решение, действие (бездействие) которого обжалуется (при наличии информации). В случае необходимости в подтверждение своих доводов заявитель прилагает к жалобе документы и материалы либо их копии.

259. Жалобы, поступившие по почте, по электронной почте или через интернет-сайты подлежат регистрации в службе делопроизводства в соответствии с порядком, установленным Инструкцией по работе с обращениями граждан в системе МВД России. Письменные обращения, представленные в орган внутренних дел непосредственно автором или лицом, представляющим его интересы, принимаются и регистрируются в дежурной части круглосуточно. Дежурный оформляет талон-уведомление и выдает его автору обращения или лицу, представляющему его интересы и в дальнейшем передаёт жалобу в службу делопроизводства для работы с ней в установленном порядке.

260. Жалобы на постановления по делам об административных правонарушениях направляются уполномоченным должностным лицам в порядке, установленном Кодексом. В случае, если жалоба направлена в подразделение (должностному лицу) в компетенцию которого не входит разрешение поставленных в ней вопросов, она направляется в течение семи дней со дня регистрации в соответствующее подразделение или должностному лицу. При этом заявитель письменно уведомляется о переадресации его жалобы.

261. Жалоба не подлежит рассмотрению (проверке) в случаях:

отсутствия в жалобе фамилии или почтового адреса заявителя;

в жалобе содержатся нецензурные либо оскорбительные выражения, угрозы жизни, здоровью и имуществу должностного лица или членов его семьи;

текст жалобы не поддается прочтению;

получения документально подтвержденной информации о вступлении в законную силу решения суда по вопросам, изложенным в жалобе;

если ответ по существу поставленного в жалобе вопроса не может быть дан без разглашения сведений, составляющих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну.

261.1. Если в письменном обращении не указаны фамилия заявителя, направившего обращение, и почтовый адрес, по которому должен быть направлен ответ, ответ на обращение не дается.

261.2. Если в письменном обращении содержатся нецензурные либо оскорбительные выражения, угрозы жизни, здоровью и имуществу должностного лица, а также членов его семьи, обращение может быть оставлено без ответа по существу поставленных в нем вопросов, а заявителю, направившему обращение, сообщено о недопустимости злоупотребления правом.

261.3. Если текст письменного обращения не поддается прочтению, ответ на обращение не дается, о чем сообщается заявителю, направившему обращение, если его фамилия и почтовый адрес поддаются прочтению. 

КОММЕНТАРИЙ УГИБДД ГУ МВД РОССИИ ПО МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

В Управление ГИБДД ГУ МВД России по Московской области действительно поступала жалоба собственника транспортного средства, нарушение Правил дорожного движения которого было зафиксировано в автоматическом режиме. К жалобе было приобщено объяснение гражданина Зленко о том, что административное правонарушение совершил он, а не собственник автомобиля.

Данная ситуация в принципе не единична поскольку многие собственники транспортных средств которым пришли «письма счастья» пользуются правом предоставленным им частью 2 статьи 2.6.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях:

«2. Собственник (владелец) транспортного средства освобождается от административной ответственности, если в ходе рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении,  будут подтверждены содержащиеся в ней данные о том, что в момент фиксации административного правонарушения транспортное средство находилось во владении или в пользовании другого лица, либо к данному моменту выбыло из его обладания в результате противоправных действий других лиц.».

В связи с тем, что вышеуказанной статьей Кодекса бремя доказывания возлагается на собственника транспортного средства, доказательства предъявляются абсолютно различные: доверенность на право управления транспортным средством, выданная другому лицу, полис обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, в котором имеется запись о допуске к управлению данным транспортным средством другого лица,  показания свидетелей или лица, непосредственно управлявшего транспортным средством в момент фиксации административного правонарушения.

Гражданин Зленко в качестве доказательства приложил к заявлению собственника объяснения, о том, что действительно он, а не собственник управлял транспортным средством. Вот только на извещение о необходимости явки в Центр фотовидеофиксации для подтверждения подлинности приложенного им объяснения он не отреагировал, о чем и намекнул туманно в своей статье «Ехать из Выхино в Звенигород в рабочее время, чтобы заявить, что я – это я, мягко говоря, не комильфо».

Принять решение, опираясь на показания гражданина Зленко, не подтверждённые им самим или его уполномоченным на то представителем, сотрудники Центра фотовидеофиксации попросту не имели право, так как это было бы нарушением закона. В связи с этим жалоба собственника транспортного средства не была удовлетворена, так как не представилось возможным установить подлинность и достоверность  объяснения гражданина Зленко, как того требует статья 26.3 КоАП РФ.

Повторное обращение гражданина Зленко в Управление ГИБДД было бессмысленным, потому что он жаловался на решение по жалобе которое априори в соответствии со статьей 30.9 КоАП РФ имеет право рассматривать только суд.

Иные обстоятельства, изложенные в статье гражданина Зленко, документального подтверждения не нашли.

Тут в качестве примера, которые неоднократно имели место, можно привести ситуацию, когда граждане, пытаясь «переписать» административные нарушения с одного лица на другое, старались одновременно и отменить постановление по делу об административном правонарушении в отношении собственника и избежать назначения наказания лицу, действительно управляющему транспортным средством, чаще всего путем не явки на рассмотрение дела об административном правонарушении.