Аты-баты, прощайте автобаты!

Американцы, создавшие недосягаемый для нас Hummer, уже снимают его с производства. Он устарел. Отработав основным транспортным средством армии, он уходит в отставку в первую очередь из-за отсутствия противофугасной защиты. У нас в строю УАЗ, «Урал», ГАЗ-66, ЗиЛ-131, КрАЗ-255 и новый министр обороны…

Ни одна реформа российской армии ни к чему не приводила. Допущенные до наших тайн британские военные аналитики констатировали – это небоеспособная черная дыра по поглощению бюджета. Во многом из-за непрозрачности финансирования лишился должности Кудрин, поспоривший с Президентом как раз по поводу денег для черной дыры. Частично разумные шаги Анатолия Сердюкова то же мало что изменили, хотя бюджет слегка урезали, как число генералов и количество округов, но были уравновешены суровым вредом.

Спасло ситуацию только назначение министром в ноябре 2012 года Сергея Шойгу. И в ту же секунду армия возродилась, реформировалась, обрела боеспособность и бросилась отчитываться об успехах. Завершился парад достижений внезапным нападением министра обороны на Восточный военный округ. На огонек учений залетел даже главнокомандующий, осмотрительно остановивший высадку десанта в незнакомую местность, ведь ему давно известно, что десант работает только в хорошо знакомых местах и не применяется на незнакомой территории.

Учения творились в телевизорах страны неделю. В блиндажах с евроокнами генералы указующей дланью определяли стратегическое развертывание, министр мрачно любовался, главком разглядывал бинокль. Внезапная проверка солдатской столовой обнаружила крахмальные скатерти и живые цветы в вазе, а на заднем плане толпились танки и ехала колесная техника. В результате успешного назначения нового министра армия оказалась отлично подготовлена к агрессии и сверкала, в числе прочего, надежно сохранившимся в строю автомобилям несуществующей марки ЗиЛ. Войска умело отреставрировали снятую с производства в 1986 году машину ЗиЛ-131 и бодро отправились навстречу врагу и телекамерам. Так же умело они надвигались на неприятеля на иномарках КрАЗ-255 (самый свежий из них 1994 года выпуска). Бережное отношение к технике оставило в строю и ГАЗ-66, закончивший конвейерную жизнь в 1999 году. А главным транспортном бережных войск оказался «Урал». УАЗов и «Тигров» на учениях нам не показали.

По состоянию автомобилей армии видно, что финансовый дождь автопарк не затронул. Да и не должен был, поскольку очевидно, что лучше всего сохраняют военный автомобиль заботливые солдатские руки. Вся техника в кадре телеканалов совершенно не нуждалась в замене и блистала новизной, даже несмотря на задранные капоты и суматошные движения обслуги на заднем плане.

Как известно, военная техника одноразовая. Танк должен прожить два боя, грузовик – один, солдат… ну, если он русский, то его охотно убьют еще в воинской части, не довезя до передовой, хотя за выживаемость в бою и подвиг непременно похвалят. А сколько должна прожить техника в мирное время? На консервации она хранится десятилетиями и будет способна испугать неприятеля одним видом. А в повседневной службе? Грузовик 15-20-летней выдержки это нормально?

На самом деле – не очень. Транспортную задачу выполнит и телега с лошадью. Великую отечественную мы начинали с винтовкой Мосина (образца 1891 года), револьвером Нагана (образца 1895 года) и пулеметом Максима (образца 1894 года). Но современные условия боевых действий все время меняются и ни разу не в лучшую сторону. Войны конца ХХ и всего нынешнего века показали, что важнейшей особенностью любого колесного транспортного средства должна быть защита от фугасов. Включая грузовик, везущий на передовую свежие газеты. Поэтому армии мира давно применяют технику MRAP (Mine Resistant Ambush Protected — бронемашины с усиленной противоминной защитой). В нашем представлении слово бронемашина сразу обозначает изделие, аналогичное БТР, и подразумевает активные боевые действия и хорошее вооружение. Но в действительности MRAP не всегда вооружен и очень опасен, а довольно часто безоружен, но и безопасен. Их непременное внешнее отличие – V-образное днище, рассеивающее энергию взрыва (кроме немецкого Dingo-2). Первыми MRAP начали использовать в ЮАР против своих взволнованных на демонстрациях негров, а заодно и в войне в Анголе. Теперь MRAP есть у всех и часто мелькает в грустной хронике Ирака и Афганистана… У нас на вооружении такой техники нет. За всех отдувается выставочный ВПК-3924 «Медведь». Остальное в стадии эксперимента и околосерийных попыток производства. Но на минах и фугасах наша армия погибает в каждом конфликте…

По окончании кампании Сергей Шойгу заехал за лаврами к Владимиру Путину и отчитался об учениях. Главнокомандующий его нахваливал. Учитывая, что за 9 месяцев изменить армию невозможно, часть лаврового венка полагается и ненавистному в войсках Анатолию Сердюкову.

Замечательно, что мы достигли долгожданной боеспособности на древней технике, не отвечающей задачам современной войны. Здорово, что десантники просидели в самолетах в ожидании вылета всего 10 часов, пока армия писала гарантийки на Сахалин в гражданский аэропорт «Хомутово», чтоб откупорить небо. Хорошо, что танки Т-72 из устаревших и отсталых, благодаря Игорю Холманских и его готовности съездить в Москву и с мужиками настучать по голове оппозиционерам, превратились в современные, перспективные и потому масштабно реконструируемые, что грузовики прошлого века красиво смотрятся в прибрежной полосе, что мы отлично себя чувствуем и без защищенных от фугасов транспортных средств, а потери от их отсутствия у нас только на войне, а не на учениях…