Чеченские каникулы

Те любители экстремального туризма, которым надоели сплавы по рекам, ползания по пещерам, конные, велосипедные, мотоциклетные маршруты и другой «дайвинг», вполне могут оторваться в автопутешествии по Чеченской Республике.

Тем более что, если верить официальным источникам, туристов здесь ждут. Настолько, что в марте 2013 года правительство Чечни даже утвердило концепцию республиканской целевой программы «Развитие внутреннего и въездного туризма в Чеченской Республике на 2013–2018 годы». Правда, пока желающих ознакомиться с местными достопримечательностями немного, хотя некоторая положительная динамика имеется. Так, если в 2011 году республику посетило чуть более 6500 человек, то в 2012-м — 16 000. Сколько из них путешествовало на собственных колесах, не сообщается. Возможно, что таких смельчаков еще не нашлось. Проторить им дорожку взялся корреспондент портала «АвтоВзгляд».

 

По дорогам войны
Еще в 2006 году дорог в республике почти не было — их смела бронетехника. Так, Старопромысловское шоссе на въезде в Грозный больше походило на танковый полигон. Но уже сейчас, если сравнить Грозный, например, с Парижем, первому можно смело поставить твердую «четверку». А трасса Грозный — Аргун так и вовсе напоминает европейский автобан с великолепными развязками (другое дело, что по ним все прут без какой-либо очередности, наплевав на ПДД, но об этом позже). Да и трассы, ведущие ко всем более-менее крупным поселкам и городкам, можно назвать великолепными. Но чем дальше от столицы и от основных магистралей, тем дороги хуже. Хотя ям и выбоин на асфальте ваш корреспондент попросту не видел. Хотя в горах, в отличие, например, от Турции, этого самого асфальта местами попросту нет. Но благодаря денежкам из федерального бюджета есть планы цивилизовать и эти направления. Короче говоря, проехать по Чечне на собственном авто можно, и даже с относительным комфортом. Правда, если соблюдать местные Правила дорожного движения. Они не писаны, но вам от этого в случае их нарушения легче не будет.

 

Сбил человека — ГАИ не жди
Начнем с пешеходов — как злейших «врагов» всех автомобилистов мира. Здесь переходить дороги по «зебре» им совсем не обязательно. Можно это делать даже на глазах полицейских. Не тронут. Так же, впрочем, как и моторизованных граждан за непристегнутый ремень (пристегиваются только трусы). И если вы сбили человека, выскочившего под колеса в самом неожиданном месте, — отвезите его сразу в больницу. Не надо никого ждать. Если вы действительно не виноваты в случившемся, на вас не станут подавать в суд. Наоборот, родственники жертвы поблагодарят за то, что не бросили человека на дороге.


Еще одна психологическая тонкость. Если вы поломались и вам помог проезжающий водитель, то перед прощанием обязательно поблагодарите его и пожмите руку. И ни слова о деньгах — вы незаслуженно оскорбите человека, который хорошо к вам отнесся! То же самое правило распространяется на ситуацию, если вас просто подвезли (не путать с таксующими чеченцами). При этом вероятность того, что к вам придут на помощь и подвезут, гораздо выше, чем в остальной России, — 99 процентов.

 

 

Особенности национальной езды
По манере езды чеченцы ничем не отличаются от других кавказцев. По минимуму пользуются поворотниками, аварийкой. Подрезать, выехать на встречку, наплевав на двойную сплошную, — норма местной автожизни. Повернуть налево из правого ряда — тоже. Немудрено поэтому, что в ЧР смертность при ДТП одна из самых высоких в стране. Дошло до того, что в сложившуюся ситуацию вмешался глава республики и теперь чуть ли не еженедельно проводит различные совещания по этому вопросу. Пока, правда, без толку. Честно говоря, первую неделю такая манера крайне напрягает. Но потом привыкаешь и, увы, сам начинаешь ездить так же. Знание ПДД растворяется в местной культуре, и поневоле начинаешь чувствовать себя «настоящим джигитом». Мои земляки, уже долго обитающие в Чечне, ничем не отличаются от местных водителей. Главное — обязательно комментировать происходящее на дороге. Причем на местном диалекте: «Опять, шайтан, подрезал!» И тут же подрезать другое авто. Кстати, «общение» водителей происходит с помощью не аварийки, а сигнала. Им предупреждают об обгоне и благодарят за то, что пропустили. В самой пустяковой «пробке» из трех машин, пока передняя кого-то пропускает, две задние вовсю бибикают. Или другая ситуация. Подъезжаешь ночью или поздним вечером к перекрестку. На светофоре — красный, но никого нет. Ты остановился, а проезжающие мимо машины проедут на красный, а тебя обязательно осудят, многократно побибикав: мол, чего встал, баран!

 

«Рамзан сказал!»
Всем въезжающим в Чечню стоит помнить, что любая тонировка тут запрещена категорически. Даже на задних стеклах. С ней может ездить только глава республики, а также его окружение, родственники, одноклассники и другие приближенные. На таких машинах стоят номера с буквами КРА — Кадыров Рамзан Ахматович — и цвет пленки сливается с чернотой кузова. Продолжая «номерную» тему, можно отметить обилие дополнительных номерных знаков с надписью «Чечня — центр мира». В основном они стоят на муниципальном транспорте. Несколько лет назад существовала мода закрашивать черной краской российский флаг и надпись «RUS». Но мне такие номера не попадались.
Если ты все-таки въехал в республику с тонировкой, ее сдерут на первом же посту. Причем варварским образом. Когда спрашиваешь почему или говоришь, что нет такого закона, гаишники как один отвечают: «Рамзан сказал!» Впрочем, подобная нелюбовь к пленке понятна — борьба с терроризмом продолжается.

В связи с этим произошел курьезный случай. Гаишник остановил моего знакомого юриста, который приехал в республику на своей машине. Уже собрался отдирать тонировку с заднего стекла, как «жертва» просто поразила служивого знанием законов. И не только РФ, но и Корана, процитировав соответствующий отрывок. На это страж дорог разразился еще более философским монологом: «Смотри: мои коллеги видят, что я тебя остановил. И они видят, что я тебя остановил за тонировку. Если ее сейчас не отодрать, то они подумают, что ты дал мне взятку, нажалуются на меня и меня выгонят с работы. Тогда мне опять придется 10 000 долларов платить, чтобы восстановиться. А тонировку у тебя все равно сдерут. И могут еще и деньги. Поэтому давай сделаем так, чтобы и тебе, и мне было хорошо!» Также любой гаишник может проверить багажник. Возмущаться не стоит.
А вообще общение с местными гаишниками — это целый ритуал.

 

 

А поговорить?
Есть определенный ритуал общения с гаишниками. Если тебя остановили, то ждать подхода инспектора, сидя в машине, невежливо. Нужно выйти и сделать пару шагов навстречу. А страж дорог, прежде чем попросить документы, протянет тебе руку и поздоровается. Но звание и фамилию не скажет. По идее, надо называть сотрудника на «вы», но обычно все «тыкают» — обращения «вы» в чеченском языке нет.
Однако подобное «панибратство» на гаишную алчность не влияет. Причем местные гайцы гораздо жаднее своих российских коллег. При любой остановке по требованию инспектора вас ненавязчиво попросят поделиться. Хоть бы чем! С ходу: «Протокол будем составлять или?..» Но такого, что если ты мне не дашь, я тебя не отпущу, — нет. Восток, как известно, дело тонкое. Если проводить аналогии с торгом на рынке, то и там, и на дороге главная цель не столько покупка-продажа, сколько желание пообщаться. Особенно если «клиенты» из других регионов. Могут спросить про погоду в твоем регионе, цены и т.д. И поделиться местными реалиями. Эдакий своеобразный культурный обмен. Но в этом случае «клиент» также обязан знать восточные тонкости разговора, никуда не торопиться и расценивать беседу как своеобразный обряд. Еще одна причина того, что, желая получить мзду, на ней все же не настаивают, — страх потерять место, которое, как уже говорилось, стоит дорого. При этом, по словам местных правозащитников, чеченские гаишники вообще не ориентируются ни в ПДД, ни в Гражданском кодексе. Кроме того, в отличие от российских коллег, крайне ленивы и стоят всегда в одних и тех же местах. Мобильных постов очень мало, и их все знают. Специально «под знак» чеченский страж дорог не встанет.

Приведу еще один пример. Едем в Урус-Мартан. На посту останавливает полицейский. В форме, но ни знаков отличия, ни жетона нет. После описанного выше ритуала требует документы, а наш водитель просит представиться. Тот отвечает: «Грозненский РОВД». Его просят назвать должность и звание. Инспектор опять: «Грозненский РОВД, я вам больше ничего не должен говорить!» — «Но по закону вы обязаны представиться!» — «Ничего я не обязан, давай документы!» — «Раз вы не представляетесь, я вам ничего не дам! Вы своих обязанностей не выполняете, и я тоже не буду. Да и вообще, по вам не видно, что вы сотрудник полиции!» — уперся водитель. Далее начинается ментальный ступор. Очень хотелось это заснять, но окружающие автоматчики как-то недобро стали на нас посматривать. «Нет такого, что я должен представляться!» — упирается страж дорог. Так продолжалось минут десять, пока не подошел грамотный гаишник, представился и попросил документы. Водитель предъявил, и мы поехали дальше. Статистика моих разъездов показывает, что таких офицеров крайне мало.
При всем при том гаишникам сильно достается. В первую очередь из-за активности главы республики. Ходит байка, что как-то в три часа ночи Рамзан Кадыров затеял тайную ревизию постов ДПС. Подъехал к одному из них и остановился, не выходя из машины. Гайцов он ждал минут пятнадцать — те сидели в будке. Наконец вышел начальник поста. Рамзан вытащил лист бумаги и ручку, положил их на капот и повелел: «Пиши рапорт об увольнении!»

 

Кто кого перекричит
Не менее зрелищное дорожное действо в Чечне — это ДТП. Даже если оно и не особо серьезное. Например, столкнулись два автомобиля. Оба водителя вышли и общаются — иногда спокойно, иногда на повышенных тонах. Едешь по этому месту через полчаса — толпа народу и шум как на Болотной площади. Стоит несчастный гаишник, а вокруг него с одной стороны пара десятков (а то и больше) кричащих людей и столько же с другой. На ДТП приезжают родственники, друзья, коллеги. Не поддержать человека в беде — проявить неуважение. Слово «друг» у чеченцев очень многое значит. Если друг тебе позвонил и сказал, что попал в ДТП, — бросай все и езжай помогать. Пусть даже словом! Каждый друг обязан сказать гайцу: «Арслан прав! Я сам видел, как тот на красный ехал!» А поскольку друзей очень много, то прав тот, кто перекричит оппонента. Но из-за пустяковых повреждений чеченцы, в отличие от русских, скандалить не будут — все решается миром. Так, мои знакомые умудрились въехать в джип бывшего мэра Грозного — тот их попросту подрезал. Из-за маленькой царапины на бампере чеченец не стал скандалить и сразу уехал.

 

 

Последние патриоты отечественного автопрома
Теперь следует рассказать, на чем ездят обитатели этого горного края. На улицах можно увидеть и «Порши», и «Бентли», и «Кадиллаки», и «Ламборджини», и «Роллс-Ройсы». Но самая популярная марка в Чечне — отечественная «Приора». Нигде, кроме Кавказа, нельзя найти столь преданных поклонников отечественного автопрома! Мне удалось увидеть «Приору» даже с кузовом, покрашенным в золото. Популярны и другие «Лады». Кстати, когда давали компенсации за разрушенные войной дома, их хватало лишь на отечественное авто. А дома у чеченцев появлялись сами собой. Сервисы в Чечне гораздо дешевле российских. К примеру, то, за что в средней полосе возьмут 500 рублей, здесь обойдется в 200. Проверить и долить масло в коробке передач — 50 рублей. Снять «штаны» выпускного коллектора и заварить дыры обойдется рублей в 400. Сервисов в Чечне очень много, и они конкурируют. Идеальный вариант — найти своего мастера (постоянных клиентов обслуживают гораздо лучше).

И бензин в Чечне дешевле, чем в России. Литр 92-го обойдется в 26–28 рублей. При этом я ни разу не столкнулся с бодягой, хотя еще в прошлом году в районе Ханкалы можно было наблюдать стоящие вдоль дороги канистры. Другой вопрос, что на заправках не принято давать чек. Зато его можно… купить. Причем сумму и дату тебе поставят ту, которую надо. В Грозном нашлось две заправки, где чек давали без напоминания. Касаясь темы АЗС, уместно поговорить о брендах. Их хитроумные горцы придумывают сами. Например, берут красно-белую окраску и называют «Лидер» или «Лада». Если не смотреть на название, выглядит как всероссийски известный бренд. Таким образом «Шелл» с «ракушкой» превратился в «Шмел» или «Shelll». Но в корпоративной расцветке!
…Так можно ли путешествовать по Чечне на своих колесах, чтобы увидеть не только курортные зоны типа «Грозненского моря», спортивно-туристического комплекса «Кезеной-Ам» или горнолыжного курорта «Ведучи», которые, впрочем, еще только строятся? На мой взгляд, вполне. Но лучше, если с вами будут ваши чеченские друзья.