Трезвый спор с ГИБДД

Двум процентам населения страны не страшно гаишное понятие ДСП. Не древесно-стружечной плиты, а документов для служебного пользования, охраняющих нашу осведомленность от полицейских документов.

Новый год – урожайное время для розничной торговли, таксистов, наркологов и полицейских. Магазины осмысленно покрывают убытки проходящего года двумя днями вулканических продаж, таксисты дерутся за ночное дежурство, наркологи готовят глюкозу и замирают в ожидании частной клиентуры, решившей пожить лишние сутки после праздника, а полицаи выполняют план и проводят спецоперацию «Нетрезвый водитель». Для отчета они творят ее до праздника, а для себя лично – сразу после него. В первом случае они сверкают блистательной статистикой и весомыми показателями, проклиная необходимость выходить на охоту стаей, в которой крайне сложно урвать персональный кусок, во втором цинично решают персональные проблемы невиданного обогащения, поскольку законодатели подняли планку доходности до уровня торговли наркотиками.

И когда охотники в одиночку или коллективом наваливаются на водителя, они непременно произносят «Спецоперация!». Они и в другие дни охотно пользуются этим прикрытием, но в Новый год – непременно. Для них это означает, что водитель должен предъявить, дыхнуть и подписать в нужном месте. И те, кто вообще не пьет, но тут ведь такое дело, праздник же, в общем встречал стаканом пива… получают финансовый приговор сразу и без особого сопротивления. Рыльце в пушку и крошках солода не позволяет грамотно обороняться и приходится сразу отступать к последнему рубежу обороны, который по подтвержденным данным превышает 220 000 рублей за возможность ехать дальше счастливым и трезвым.

Но в стране 2% населения не пьют. Вообще ничего и никогда. Даже квас и кефир. И всегда в состоянии сразиться с любым охотником. 

Стандартная наглость полицая защищена фразой «Спецоперация». Но она не дает основания останавливать транспортное средство для проверки. Никакое и никогда. Потому, что комбат уступает по рангу Конституции. А презумпцию невиновности (ст.49) для водителей отменили только за превышение скорости (ст.12.9 КоАП), в остальных случаях она пока действует. Нет оснований для обвинения, нет и причины для остановки. Но, поскольку п.2.1.1. ПДД требует остановиться вне зависимости от преступных помыслов инспектора, диалог неизбежен. И в этом случае полицай обязан объяснить причину. А она скрыта служебной тайной, поскольку спецоперация является внутренним делом полиции и огласке не подлежит. Пившие вчера или на прошлой неделе наглеют, но без успеха и аргументов. А остальные 2% могут позволить правовую контратаку, поскольку на самом деле на них гриф ДСП не распространяется, о чем с изумлением узнает инспектор. Согласно ст.24. п.2 Конституции РФ «Органы государственной власти…их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом». Это означает, что полицай обязан прямо на месте достать из кармана все документы, объясняющие характер, параметры, цели, задачи и способы выполнения спецоперации. В которых, конечно же, никогда не написано, что надлежит хватать всех без разбору, без оснований и без причин. (Это касается и любых иных попыток остановить водителя для проверки документов: машина в угоне, у нас ориентировка, на такой же совершили преступление – обязаны показать служебный документ, обосновывающий их действия). Обычный инспектор сопротивляется и, в большинстве случаев, оправдывается ссылкой на начальство, а на прямую цитату из Конституции реагирует опрометчивой фразой о том, что исполняет приказ. «Чижа захлопнула злодейка западня» (И.А.Крылов). Действующие лица и исполнители: чиж – полицай, злодейка – непьющий водитель, западня – Конституция РФ. Это означает, что инспектор отказывается соблюдать Конституцию, закон «О полиции» и Наставление по ДПС. С чем необходимо немедленно его поздравить, а вечером этого же дня направить поздравительное письмо на сайт Генеральной прокуратуры РФ, принимающей обращения граждан в электронном виде. Полицай, признавший, что отказывается исполнять столько законов – отличный подарок прокурору. И хотя не каждый инспектор сразу отправляется на биржу труда, в копилку его будущих карьерных осложнений умело составленная бумага добавляется всегда.

Эти 2% очень нелюбимы не только полицией. Их и в ЖЭКе терпеть не могут, и префектуру от них тошнит, и горизбирком от них трясет, да и вся система от них вздрагивает и раскачивается. А если кроме пары статей Конституции и трезвого взгляда на жизнь они знают еще три-четыре статьи УК, две из ГК и ориентируются в КоАПе, тогда кроме «А» они в состоянии четко сказать «Б», а затем и прочий алфавит. Иными словами, они готовы к бою, могут в ситуацию войти и из нее выйти и всегда знают свой следующий шаг. Но их основная ценность удобна иным – полицай быстро понимает, что оппонент ему не по зубам. В силу чрезвычайной малочисленности, эти два процента не могут держать в тонусе систему, но устраивать правовые прививки по праздникам в состоянии.