Человек, изменивший все

В середине минувшей недели Андре Ситроену исполнилось бы 136 лет. Сегодня его ставят в один ряд с Фордом, Лиландом, Рено, Даймлером и Бенцом. Француз действительно был новатором, но в первую очередь он был человеком, создавшим автомобильную рекламу.

Ситроена трудно назвать техническим гением: по сути, все, что он дал автопрому – шевронное зубчатое колесо. Однако, умалять его достоинств не стоит. Поскольку он первым из европейцев освоил конвейерное производство, причем, первую нитку он организовывал на собственные деньги, еще будучи сотрудником компании «Mors». Позже, эта технология помогла ему получить крупный оборонный заказ и работать уже на себя. К слову, конвейерный принцип Ситроен внедрял не только на производстве. В частности, он оптимизировал процесс выдачи заработной платы сотрудникам. Если конкуренты раздавали получку прямо у станков в рабочее время, на заводе «Citroёn» этим занимались кассиры, а рабочие при этом были распределены на несколько групп. В итоге, весь завод (2,5 тысячи человек) получал зарплату за 10-15 минут.

Иными словами, Андре Ситроен, по сути, был не изобретателем, а эффективным менеджером, совершенствовавшим чужие изобретения. В чем он оказался первым, так это в продвижении своей продукции.

Шоу-рум

Андре Ситроен первым осознал необходимость масштабных рекламных кампаний – чтобы автомобиль хорошо продавался, он всегда должен быть на виду. Именно по этой причине он в 1927 году открыл на Елисейских Полях первый в автомобильной истории шоу-рум. И это был не просто гараж, а целое здание со стеклянным фасадом, за которым был выставлен весь модельный ряд его компании.

Кроме этого, он настоял на обязательном обучении сотрудников всех дилерских центров (в те времена многие продавцы даже водить не умели), а также на внедрении единых корпоративных стандартов, единых цен и введении практики послепродажного обслуживания. Проще говоря, он заложил основы работы для всех современных автодилеров.

Игрушечные копии своих моделей

Еще одна фишка, практически внедренная Ситроеном – выпуск игрушечных автомобилей. Сейчас это называют «лайф-стайл коллекциями» и практикуют практически везде, но тогда такой подход был в диковинку. Причем, компания выпускала именно игрушечные машины, предназначенные для детей. Таким образом промышленник хотел убить сразу двух зайцев: привить детям любовь к конкретной марке, а заодно повлиять на выбор родителей.

Кстати, современный «Citroёn» вовсю продолжает эту традицию – масштабные модели регулярно выставляются даже на крупнейших автосалонах, вроде Женевского или Парижского.

Логотипы на дорожных знаках и указателях

Ситроен был настолько уверен в пользе всеобъемлющей рекламы, что начал напоминать водителям о компании имени себя даже когда те находились за рулем автомобиля. Сегодня же никого не удивляют рекламные таблички под дорожными указателями? Так вот, это тоже он придумал. Но тогда он размещал свои лого и слоганы прямо на знаках. Говорят, что это тоже отлично работало.

Рекламные пробеги по стране

Регулярные пробеги по определенной местности – не ноу-хау Ситроена. Достаточно вспомнить, что первый самодвижущийся экипаж Карла Бенца «засветился» именно во время пусть незапланированного, но все же пробега. Тем не менее, француз оказался первым автопромышленником, кто стал использовать этот принцип продвижения достаточно регулярно.

Хотя выглядело все довольно банально: колонна ярко раскрашенных машин, включавшая в себя всю модельную линейку ехала по определенному маршруту, останавливаясь в населенных пунктах. Во время таких пит-стопов, специалисты компании рассказывали жителям об автомобилях и особенностях той или иной модели, а затем следовали конкурсы и лотереи. По тем времена это было весьма затратно, тем не менее, если верить штатным историкам «Citroёn», эффективность была на высоте – таким образом компания привлекала от 3 до 15 процентов попавшей под воздействие такой акции аудитории.

Название компании в парижском небе

В то же время Андре Ситроен не чурался и совсем уж сумасшедших проектов. В частности, во время одного из очередных празднеств в Париже он нанял целую эскадрилью, которая начертила дымом в небе над Марсовым полем имя «Citroen». Причем, надпись была такого размера, что ее было видно даже на окраинах.

Формально кто-то мог бы воспринять эту выходку, как дурость очередного промышленного магната, но большинство знало, что это название автомобильного бренда. А учитывая, что непосредственными свидетелями акции стали десятки тысяч человек, вряд ли она не возымела успеха.

Эйфелева башня

Самым масштабным рекламным проектом в столице Франции стала... аренда Эйфелевой башни. После той самой технической выставки, к которой ее, собственно говоря, и строили, отцы города не знали, чем бы занять эту стальную махину. Многие вовсе считали, что она уродует город. Ситроен же нашел ей применение: в течение без малого десяти лет на башне ежевечерне загорались 125 тысяч электрических лампочек, но ведь они не просто так светились... Творение Эйфеля превратилось в гигантский билборд с единственной надписью на нем – «Citroёn».

Трансконтинентальные экспедиции

И все же, увлечение авантюрными рекламными проектами привело Андре Ситроена к банкротству. Во Франции ему было тесно, он желал, чтобы имя его компании знали везде, по всему миру. Именно для этого были придуманы два практически самоубийственных проекта – «Черный» и «Желтый» рейды.

Пробная экспедиция прошла в 1922 году в Сахаре. Следующим испытанием для машин марки стал «Черный рейд», в ходе которого участники пересекли Африку с севера на юг, проделав путь от Колон-Бешара (запад Алжира) до Кейптауна с 28 октября 1924 года по 26 июня 1925-го.

После завершения африканских экспедиций, общая протяженность которых составила 20 000 километров, французский автопромышленник предложил богатым европейским авантюристам получить незабываемые впечатления в компании специально обученного персонала (и, разумеется, автомобилей марки «Citroёn»). Однако желающих заплатить 40 000 франков (стоимость четырех авто) за двадцатидневное путешествие протяженностью 5400 километров, как минимум половина из которых проходила по отнюдь не самым безопасным регионам, оказалось, мягко говоря, немного. В общем, проект провалился, принеся идейному и финансовому вдохновителю колоссальные убытки.

Тем не менее, Ситроен не бросил эту затею. Второй масштабный проект – «Желтый рейд» – рассматривался уже как чисто рекламное мероприятие. Его участники должны были открыть новый сухопутный коридор, связывающий Ближний Восток с Китаем. Путешествие началось в апреле 1931 года, а завершилось 12 февраля 1932 года. Формально коридор был найден, но пройти его на автомобиле было нереально – местами французам приходилось разбирать автомобили, грузить их на вьючных животных и таким образом перемещать на другое место (подробнее о «Желтом рейде» можно прочитать тут). Кроме того, стоит отметить, что ни один из двух командиров экспедиции не вернулся во Францию – лидер группы «Памир» Жорж-Мари Хаардт умер от пневмонии всего через месяц после завершения рейда, а спустя полгода в Гонконге покончил жизнь самоубийством возглавлявший группу «Китай» капитан-лейтенант Виктор Пуэн. Сам Ситроен спустя два года был вынужден объявить себя банкротом…