Как утилизируют старые покрышки в Финляндиии

В России скопились миллионы старых покрышек. На законных и незаконных свалках. Они валяются вдоль обочин, на пустырях, во дворах, в лесах и полях, даже в виде ограждения клумб. И мы молча смотрим на то, как буквально на глазах дозревает чудовищная экологическая катастрофа.

Мало того. Ежегодно на осях новых автомобилей, со складов заводов, выпускающих шины, в оборот вбрасывается порядка 80 млн. новых шин – около миллиона тонн! Которые через три-четыре года «помотросят» и бросят. Куда попало. Несмотря на существующие, но плохо работающие запреты на несанкционированный выброс мусора. В том числе и шин…

От столь безжалостного «взаимодействия» с окружающей средой в большинстве так называемых цивилизованных стран уже отошли. В том числе и в отношении изношенных покрышек. Во всяком случае, в странах Европы, где с 1999 года директива ЕС запрещает выброс целых или разрезанных б/у шин, а директива 2008 года определяет принципы обращения с отходами в интересах сохранения окружающей среды. А что в России? Есть неработающий федеральный закон 1998 года «Об отходах производства и потребления». Имеются поправки к нему, лежащие под сукном в правительстве страны. Все!

Между тем, в разработке поправок к закону, зависших в Белом доме, принимал участие и один из лидеров мирового производства шин финская «Nokian Tyres», компания, не по наслышке знакомая с проблемой. Ведь основе европейской модели утилизации шин лежит принцип «ответственности производителя». И именно три северных страны — Финляндия, Швеция и Норвегии, где особенно трепетно относятся к хрупкой и легкоранимой нордической окружающей среде, еще в 1993 году стали закоперщиками цивилизованной утилизации шин в Европе.

Рециклинг должен быть прозрачным

Что главное в финской модели утилизации шин? Во-первых, она как некоммерческий (!) институт абсолютно прозрачна, как вода в тысячах финских озер, хотя через ее «сосудистую систему» втекает и вытекает солидный финансовый поток. Во-вторых, государство не вложило и не вкладывает в нее ни евро, ни цента, а потому дело утилизации по-фински не застряло в бюрократических сетях. В третьих, она эффективна – по стране собирается 100% б/у шин, 120% (прибавка за счет извлечения шин из старых залежей) или перерабатывается во вторичное сырье, или используется для выработки электроэнергии.

Ристо Туоминен, крупный энергичный мужчина, заряженный на активную жизненную позицию в своем весьма хлопотливом деле – исполнительный директор некоммерческой Финской рециклинговой компании (Suomen Rengaskierratys Oy). Кроме него в «конторе» всего… один сотрудник. Но именно они и руководит всем этим сложным, но работающим как часы, механизмом утилизации. Учредители и владельцы компании – мировые шинные бренды, работающие на территории страны — «Bridgestone», «Continental», «Goodyear», «Nokian», «Michelin», ARL. В системе задействованы 289 производителей, импортеров, оптовых продавцов шин, утилизаторы старых автомобилей, 2535 пунктов сбора изношенных покрышек, 245 контейнеров и две коммерческие компании-операторы (их выбирают по тендеру), которые организуют сбор шин, их транспортировку, складирование и утилизацию.

Шинный налог

А кто платит? Правильно, покупатель! В среднем в цену шины для легкового автомобиля в Финляндии входит еще и 1,75 евро за утилизацию + 24% НДС на эту сумму. Финский автовладелец платит этот сбор и тогда, когда покупает новый автомобиль. Продавцы шин, как и их производители/импортеры, строго отчитываются за этот утилизационный сбор с каждой шины, который полностью поступает в сейф Ристо Туоминена, а он уже оплачивает работу операторов. Кстати, за счет растущей выручки от продажи вторичных ресурсов, получаемой при утилизации покрышек, Туоминен снижает величину утилизационных сборов, уплачиваемых покупателями. Характерно: отказ от подачи заявки в реестр производителей/импортеров покрышек карается штрафом от 500 до 500 000 евро, «подпольные» ввоз и продажа шин – от 500 до 10 000 евро. Что в чистом остатке? У финнов не болит голова, куда деть изношенную покрышку, у государства нет проблем с утилизацией старой резины, у финского общества на одну проблему, связанную с охраной окружающей среды, меньше.

Но «убить» старую покрышку – полдела. Уже отработана технология, созданы передвижные мехколонны, кочующие с полигона на полигон, ловко и быстро извлекающие из покрышек диски, стальной корд, кромсающие резину на куски и чипсы разных размеров, вплоть до резиновой крошки (в зависимости от того, как это сырье будет использоваться далее). Особо важно то, что скандинавы научились из отслужившей резины получать немалую коммерческую выгоду.

Что можно сделать из старой резины

Так, производители цемента сухим способом освоили сжигание в печах не газа или мазута, а чипсов из б/у покрышек – оказалось значительно дешевле, при этом резина сгорает полностью, даже без золы. Из переработанных изношенных покрышек делают материалы для строительства скоростных дорог; противошумных барьеров; готовят основание для новых мусорных полигонов, когда закрывают старые; используют в обустройстве спортивных полей и площадок, манежей для верховой езды. Разрабатываются проекты использования вторичных ресурсов, получаемых при утилизации шин, для водоочистки (резиновая крошка убирает из воды треть фтора и половину содержавшегося в ней азота), восстановления старых торфяных участков и понапрасну осушенных болот; в борьбе с вибрацией железнодорожных путей....

В целом в Европе эволюция процесса утилизации шин привела с 1996-ого по 2010 годы к тому, что захоронение старых покрышек снизилось (в процентах) с 49 до 4, получение вторичной энергии увеличилось с 20 до 40, получение вторичных ресурсов с 11 до 38, а восстановление старых большегрузных шин снизилось с 12 до 9. Кстати сказать, компания Ристо Туоминена дотирует и научно-исследовательскую работу и технологические разработки, связанные с утилизацией шин и поиском новых возможностей их повторного использования, в том числе на НИОКР по проекту увеличения срока службы летних шин до 6,15, зимних — до 6,37 лет, что выгодно и для покупателя, и для утилизатора.

…Но вернемся к российским реалиям. Главное что настораживает — не только то, что в принятии нового утилизационного законодательства снова задержка на уровне правительства. И даже не то, что утилизация шин не решается отдельным законом, а совокупно с длинным списком других отходов промышленности и быта (опыт Европы нам не указ, прозрачность процесса нам не интересна). А тот факт, что шинный утилизационный сбор намерено аккумулировать само государство, которое потом будет выдавать средства на утилизацию. И значит, знаем по опыту, игры с этим новым «шинным» налогом будут непрозрачными, с различными увертками и ухищрениями, на которые горазда наша бюрократия. И, конечно, появится, как у нас водится, пресловутая коррупционная составляющая.

А почему бы не перенять -европейский опыт? Как говорится, в чистую? Кто бы ответил….