...а мы крепчаем!

Для большинства российских пешеходов встали на дыбы цены на ЖКХ, для автомобилистов подпрыгнули штрафы, а для москвичей и питерцев в дополнение к обеим неприятностям отменена очередная статья Конституции (в нашем случае - 19).

Что этой власти надо от нас? Почему основной рефрен парламентской деятельности — меры по дальнейшему ужесточению всего и вся? Ведь растут не только цены, меняется правовая ситуация в стране, при которой почти любое действие гражданина либо запрещено, либо допустимо с ограничениями, либо наказывается штрафом или тарифом... При этом необеспеченные, малоимущие или бедные люди власть интересуют во вторую очередь. А вот в первую — те, кто побогаче и непременно при машине. Автомобиль остался социально-знаковым индикатором, обозначающим умение и желание человека быть свободней других, подтверждающим его состоятельность, в том числе и материальную. С бабушки в деревне можно взять только ее пенсию в обмен за недоимки по ЖКХ и выселить из избы в сарай, а с автомобилиста в обмен на его свободу передвижения легко получить что угодно, наращивая аппетит изъятия денег стоимостью одного литра топлива, транспортным налогом, оброком ОСАГО, косвенным налогом ГТО, километром платного проезда, материальной заинтересованностью инспектора ДПС, эвакуатором, утилизационным сбором, лукавым ВТО, таможенной пошлиной и во все времена формулировкой закона, трактовать которую можно в любую сторону.

Это все более очевидная особенность наших законов. Имеющий полномочия их применения окажется всегда победителем. Министерство справедливости в России есть (юстиция по-латыни означает «справедливость»). А справедливости — нет. Все, как и предвидел Оруэлл в антиутопии «1984». Но у него там было еще и Министерство правды при полном ее запрете...

Почему так? Зачем? Чего ради? Ответ на эти вопросы дал писатель Айн Рэнд в книге «Атлант расправил плечи»: «Единственная власть, которую имеет любое правительство, – это право применения жестоких мер по отношению к уголовникам. Что ж, когда уголовников не хватает, их создают. Столько вещей объявляется криминальными, что становится невозможно жить, не нарушая законов. Кому нужно государство с законопослушными гражданами? Что оно кому-нибудь даст? Но достаточно издать законы, которые невозможно выполнять, претворять в жизнь, объективно трактовать, – и вы создаете государство нарушителей законов и наживаетесь на вине.»

В американских фильмах по этому поводу принято говорить - «Ничего личного, только бизнес». В нашем случае ничего личного — только деньги. Их не хватает. Так уж получается, что из страны уходит порядка 365 миллиардов долларов в год и если люди ни в чем не виноваты, они никак не компенсируют эти самые миллиарды, изначально предназначенные к выводу за рубеж.

1 июля 2012 года — новая страница. В этот день виноватых в стране стало больше. Следовательно, еще больше денег у них отберут. Ничего личного...
Анекдот этого дня: Думе давно поря принять один, но основополагающий закон - «Нахождение гражданина России на территории Российской Федерации является преступлением. Выезд гражданина России за пределы Российской Федерации является преступлением. Нарушение данного закона карается, по выбору суда, любым возможным наказанием в промежутке от полного игнорирования преступления и вплоть до расстрела, а также денежным штрафом от нуля до триллиона рублей». И начинать его применение необходимо с самой состоятельной и массовой категории граждан — с водителей. Их в стране больше 40 миллионов.