Заставь премьера богу молиться…

Премьер-министр страны второй раз в течение двух недель конкретно высказался за максимальное ужесточение наказания для автовладельцев, севших за руль подшофе. При этом он упорно отстаивает пресловутое правило нулевого промилле, введенное в стране с его подачи.

22 декабря на встрече с представителями думских фракций он в очередной раз заявил, что «считал и считаю, что из парламента должна выйти наиболее жесткая версия этого документа». Речь, как мы неоднократно писали, идет о полюбившемся г-ну Медведеву законопроекте депутатши Яровой, предусматривающем в том числе увеличение административного штрафа за управление автомобилем после употребления алкоголя до 50 000 рублей, а за отдельные виды правонарушений в состоянии алкогольного опьянения — до 200 000 рублей, а также значительное увеличение уголовной ответственности за причинение вреда жизни и здоровью при ДТП по вине пьяных водителей.

Напомним, что правительство с подачи нашего главного борца с «пьяной» ездой одобрило этот законопроект еще в середине ноября прошлого года и продолжает, как мы видим, активно лоббировать его, даже несмотря на то что против выступил даже Верховный суд РФ. Но юрист Медведев, отстаивая свою точку зрения (критикуемую, на минуточку, не только правозащитниками, но и здравомыслящими депутатами, подавляющим большинством медиков и, кулуарно, гаишников), уперся настолько, что не внял бывшим коллегам по цеху, поддержав юридически, как выяснилось, безграмотный документ Яровой. В частности, верховные судьи справедливо подчеркивают, что предложенное в нем увеличение наказания за нарушение ПДД, совершенное водителем в состоянии опьянения и повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц (ч. 6 ст. 264 УК РФ), до 15 лет лишения свободы противоречит ч. 5 ст. 15 УК РФ. Согласно этой статье, на 15 лет сажают за особо тяжкие преступления, которыми считаются только умышленные деяния. Наезд же на человека в любом состоянии таковым не является.

Также в своем отрицательном отзыве на законотворчество Яровой ВС заявляет, что снижению количества ДТП с участием пьяных водителей «может способствовать только системный подход к совершенствованию законодательства в области безопасности дорожного движения», которого в стране, как известно, просто не существует. Судьи говорят об этом без обиняков: законопроект, по их мнению, «не предусматривает внесения изменений в действующее законодательство, которые обеспечивали бы комплексное решение обозначенной проблемы». Наконец, верховные судьи справедливо замечают, что если законопроект станет законом в его нынешней редакции, в стране резко вырастет количество уголовников. И это при том, что, несмотря на всю реформу пенитенциарной системы, тюрьмы трещат по швам от числа осужденных, не только не исправляя их, но и пополняя «откинувшимися» ряды организованной преступности.

Однако, если по гамбургскому счету, Верховный суд своим отрицательным отзывом замахнулся на большее. В завуалированной форме он в очередной раз дал понять второму лицу государства, что никакой антиалкогольный закон не должен входить в нашу жизнь при существующей норме нулевого промилле, когда любого, по сути, автомобилиста, даже если он ни разу в жизни не пил ничего крепче кефира, можно сделать пьяным.

И вряд ли премьер этого уже не понял. Однако, как мы знаем, не в его стиле признавать свои ошибки (одна история с летним временем чего стоит). И, подчеркивая эту свою слабость (а для политика такого калибра это, безусловно, слабость), он, как обиженный ребенок, назло маме отмораживает себе пальцы. Именно с его подачи Госдума не может приступить к рассмотрению другого законопроекта, предусматривающего отмену нулевого промилле и введение допустимой нормы алкоголя в 0,2 промилле. Белый дом откровенно нарушает закон, не рассматривая его уже больше трех месяцев, хотя на это отводится не больше 30 дней. А без заключения правительства — неважно, положительного или отрицательного — депутаты не могут продолжать работу над ним.
И грош после этого цена всем медведевским заявлениям о том, что он «открыт к диалогу и готов выслушать все мнения и даже, возможно, изменить свое».

Впрочем, нам к этому не привыкать…