Банки дерут с автовладельцев три шкуры

Крупнейшие российские банки очень рассчитывают на реанимацию программы государственного субсидирования кредитных ставок на покупку новых авто, поскольку она позволит им прилично заработать.

По сути, главная задача любой кредитной организации — выгодно вложить средства вкладчиков и получить прибыль, которой хватит и кредиторам, и самому банку. Другое дело, как эти деньги используются и на кого в итоге работают. В нашем случае мы говорим об автомобильном рынке, который с начала года исправно теряет клиентов, причем порой вполне существенно. И принцип «это просто бизнес, ничего личного» в данном случае является выигрышным только для банка — продажи одними лишь декларациями не поднять. Проще говоря, автомобиль как продукт должен снова заинтересовать клиента.

Если не зарываться в финансовые дебри и взглянуть на проблему глазами обывателя, тут все достаточно очевидно: интерес к автомобилям снизился, значит, причина либо в продукте, либо в его стоимости, либо в снижении доходов клиентов. Ощутимого падения доходов за последний год не случилось (во всяком случае, ситуация далека от той, что наблюдалась во второй половине 2008-го). Автомобили тоже если и подорожали, то не очень существенно. Что же касается предложения, то вряд ли выход нескольких новинок всерьез что-то поменял…

Теперь подключаем логику. Наиболее сильно с начала года просели самые бюджетные сегменты рынка, которые, как известно, являются не только наиболее массовыми, но и наиболее кредитоемкими. Если цена не изменилась, доходы не упали, но продукт при этом перестал быть доступным, то проблема заключается в третьей стороне, роль которой в данном случае играет банк.

Не так давно Минпромторг заявил, что в июле ведомство реанимирует программу субсидирования кредитных ставок, которая как раз и направлена на то, чтобы минимизировать фактор наличия третьей стороны и тем самым поднять интерес к автомобилям, хотя логичнее было бы разобраться с первопричиной.

Во-первых, любая стимуляция — мера временная, и когда все закончится, рынок вернется к тому, с чего начал. Во-вторых, лечение любой болезни начинается с установки верного диагноза, а не с лечения симптомов. А он, повторимся, очевиден — повышение кредитных ставок.

С финансовой точки зрения оно, вполне возможно, было обоснованным: банк, в конце концов, не сборище меценатов-альтруистов, а экономическая ситуация сейчас далека от идеальной. С другой стороны, автомобильный или потребительский кредит для банка всегда является более выгодной сделкой, нежели выдача займа юридическому лицу, — реальная доходность автокредита в нашей стране сегодня составляет около 18%. Банкиры сетуют на то, что такого рода операции являются достаточно рискованными, мол, отсюда и столь высокие ставки. Такая проблема тоже существует, но она отнюдь не настолько массовая, чтобы задирать ставки до такого уровня. Кроме того, не нужно быть выпускником экономического вуза, чтобы знать, что даже низкая маржа при больших объемах принесет в итоге гигантскую прибыль. Институт розничного кредитования в тех же Штатах давно работает по этой схеме, и банковский сектор там в куда лучшем состоянии, чем у нас. И не стоит вспоминать ипотечный кризис — он стал следствием скорее биржевых махинаций, нежели банковских.

А теперь представьте, что российская программа льготного автокредитования будет запущена при нынешних ставках (в чем сомневаться, увы, не приходится). Банки выдают деньги под те же 18%, автопром получает продажи, клиенты — машины и кредиты с более низкими ставками (по некоторым оценкам, программа привлечет порядка четверти миллиона покупателей). Выигрывают, казалось бы, все. Но это не совсем так. С производителями все понятно. Но банки в таком случае получат сверхприбыли, так как ставки формально были подняты в ответ на снижение спроса.

Объем автомобильного кредитования в нашей стране в 2012 году, по оценкам «Ernst & Young», вырос на 20% и достиг отметки 26,1 миллиарда долларов, в этом году он снизился на 8%, но в любом случае это падение не соответствует увеличению ставок с 13–14 до 17–18%. Компенсировать эту разницу будет государство, доходы которого, как известно, формируются в том числе и из наших с вами налогов. Мало того, более половины рынка автомобильного кредитования в России приходится на ВТБ и Сбербанк (которые, опять же, контролируются властями), так что правила игры на рынке, по сути, устанавливают именно они. Таким образом, деньги с помощью программы просто переложат из одного кармана в другой. Понятно, что все это несколько упрощенно, но сути дела, увы, не меняет.