Франкфуртский автосалон: кризис жанра

В Германии дети не плачут, собаки не лают, на красный никто не ходит? Успокойтесь, все это было еще два года тому назад. Теперь же это другая страна. Люди массово идут на красный, дети орут во всю улицу и глотку, собаки дерутся с ненавистным лаем.

И вроде бы в Германии еще сохранились привычные признаки цивилизации и даже небоскребы сверкают по-прежнему, а в полиции все еще только белые. Но видно, что немцы страну потеряли и стали в ней чужими. И на автосалоне вроде бы в наличии все атрибуты прежней жизни: есть концепты, премьеры и заинтересованное многолюдье, а чего-то важного не стало. То ли нет в этом событии прежней значимости, то ли экономический кризис встал вровень с политическим, то ли немцы перестали быть на IAA хозяевами и все больше чувствуют себя если и не гостями, то слегка прижатыми к стенке местными, угодливо ожидающими пинка от невежливых гостей… В Германии не осталось немецкого духа… На IAA-2013 не осталось праздника… Но автосалон состоялся и как смог, порадовал…

Лучший концепт-кар показали американцы – Cadillac El-Miraj. Он грандиозен, величав и предсерийно готов к реальной жизни, определяя облик всех будущих автомобилей марки. El-Miraj – настоящий американский автомобиль привычного автобусного размера с чисто американским кузовом купе. Скромная премьера CTS на его фоне потерялась, слегка озадачивая умелой компиляцией из BMW 5-Series и Mercedse E-Klasse. Так мастерски соединить в одной американской машине двух немецких конкурентов не могли даже китайцы. Судя по отсутствию реакции, немецкая публика любит свои фирмы по отдельности и не желает их смешивать…

Нагло отметились китайцы из безвестной фирмы «Changan», прослывшей у себя дома третьим по величине автопроизводителем. Эта компания из Поднебесной упростила европейскую застенчивую манеру имитировать концептами прорыв в будущее и поняла, что тут важней форма, а содержание объяснит пресс-релиз. Поэтому сделала огромный кроссовер с подозрительным именем SS, который никогда не станет настоящим. Зато он большой, модный и необычный. В Китае этот трюк используют все. В Европе подобного подхода все еще стесняются и техническую суть пытаются подтвердить делом, а не бумажкой. Если бы не отсутствие имени, на такую машину можно было бы даже полюбоваться. Но немцы ведь знают, что в большой китайской стране автопроизводители почему-то один мельче другого и любое место на местном пьедестале означает вялую кучку плохо сделанных макетов, патриотично считающихся автомобилями. Кроме большого концепта SS китайы припугнули Европу еще двумя кроссоверами SS помельче и даже пустили слух, что где-то в далекой, завоеванной ими России один из этих аппаратов даже начнут выпускать на следующей неделе.

Зато у французов все по-прежнему изящно, разумно и красиво. «Citroёn» показал элегантный Wild Rubis. Первыми в апреле его увидели более важные для любой европейской фирмы китайцы, а в Европу его привезли лишь теперь. Это будущий кроссовер вполне автономного облика, созданный без оглядки на убогий Mitsubishi ASX. Но настоящая звезда Франции — концептуальный Cactus. Он эпатажен внешне и технически насыщен внутри. Тот редкий случай, когда концепция не столько в облике, сколько в технике. Снаружи Cactus нагло прост и беззащитен, вызывая любопытство полной неспособностью к выживанию, поскольку стекло у него только лобовое, а пассажиры всегда на сквозняке. Зато идея сплотить вокруг водителя все управление и не разбрасывать функционал по салону тут отработана очень вдумчиво. Но интересней иное — Hybrid Air. Это тот самый пневматический гибрид, показанный в Женеве, отныне готовый к серийному производству. Пока весь мир убивается в тяжком соединении ДВС и электромотора, раздумывая над рекуперацией, батарейками и запасом хода, французы изящно упростили идею до уровня воздушного шарика и довели ее до конвейерной готовности.

Еще одна немного удивительная, но все же премьера – новейший минивен Citroёn C4 Picasso. Его уже продают в Европе, но официально презентовали только теперь. Зато на IAA минивенов показали уже два, расширив гамму на Grand C4 Picasso. Отличить одну машину от другой невозможно, поскольку подсказка на крышке багажника утрачена, называются они одинаково, а релинги на крыше или третий ряд сидений углядит не каждый. Но машины полностью новые, на перспективной платформе EMP2.

На этой же платформе «Peugeot» сделала свой новейший VW Golf. Прежде состязание с немцами угадывалось, но не было столь очевидным. А теперь комплекс неполноценности и зависть к чужой удаче вырвались наружу и французы смастерили себе немецкий автомобиль, процитировав во внешности все, на что хватило духу. Если смотреть на авто сбоку, то лишь пара отдельных элементов подскажут, что это не совсем Golf, а скорее всего его новая модификация. А вот спереди и тем более сзади, где читается неожиданный логотип в виде льва и цифра 308, возникает оторопелое понимание, что это почему-то Peugeot. Зато в салоне автомобиля Франции больше. Особенно в расположении органов управления – руль опущен ниже приборов. И наконец-то Peugeot 308 стал нормального размера, покинув класс переростков.

Немцы изо всех сил хотели отстоять родной IAA. Как и в прежние годы, «Mercedes» занял павильон у входа и гостей принимал первым. У него всегда груда одинаковых Smart под дверью и многоэтажная экспозиция внутри. Гвоздь программы — S-Klasse и его вариации. Зомбирование прессы удалось и к началу автосалона большинство журналистов уже поверили, что это лучшая машина Вселенной. А вот концептуальный S-Klasse Coupe действительно достоин восхищения. Фирма решила создать целое семейство S и вслед за седаном приступила к купе. Изгнание бесов неприемлемого Питера Пфайфера, орденоносно выгнанного на пенсию с трагическим для фирмы опозданием в пять лишних лет, закончилось. «Mercedes» вновь возвращается к автономной красоте и избегает пошлых подражаний дедушки Пфайфера, скопировавшего Ford Focus I. А вот развернувшееся по всему павильону празднование двухколесного GLA требовало пояснений, поскольку увидеть в этой машине не A-Klasse, а кроссовер можно было только из вежливости или избыточного оптимизма. Но публика волновалась, верила и любопытствовала, поскольку ей был обещан щадящий ценник за вход в мир «Mercedes».

127 лет тому назад Карл Бенц избавил телегу от лошади, сделав автомобиль. Теперь его потомки избавили телегу от кучера, сделав машину без водителя. Она парадно облачена в новый S-Klasse и подчеркивает масштаб достижений всего концерна, намекая на очередной рывок, оставивший прочие автомобильное человечество позади. S500 Intelligent Drive отлично ездит сам, знает когда тормозить и где газовать, куда повернуть и где остановиться… Осталось договориться с законодателем, чтобы он разрешил этот эксперимент над человеком сделать серийным.

BMW показала рестайлинг Х5, приключившийся в виде немного иных фар. Ой, да это же новая машина… Если б не дерганье за рукав страшненькими стендистками, угадать в этом автомобиле мировую премьеру невозможно. Но усиленное разглядывание подтвердило – это и вправду новинка, совершенно другой Х5. Владельцы мгновенно устаревшего второго поколения могут спасть спокойно. Различать эти машины научаться только специалисты, да и то через пару лет, а обыватели так и не догадаются.

Но сами баварцы настаивали на внимании не к Х5, а к первому в собственной истории серийному электромобилю i3. От BMW в этой машине нет вообще ничего. Если закрыть логотип, то никто и не узнает, что это настоящий потомок великой фирмы с грандиозной биографией. Как всякая современная кофемолка, пылесос или микроволновка, i3 не очень предназначен для езды и в основном озабочен экологией и будущей утилизацией. Собрана машина с горделивым применением материалов вторичной переработки, выставленных водителю напоказ. Благодаря чему каждый владелец этого BMW может почувствовать себя телевизором, заботливо упакованным в картонную коробку и обложенного пенопластом.

«Audi» утратила дизайн и по-прежнему исповедует принцип сосисок разной длинны. Угадать, какая из этих одинаковых машин А8, какая А6, а какая А4 можно лишь по подсказкам или при помощи рулетки, которую на выставки с собой не носят. Чтобы публика не догадалась о затяжном творческом кризисе, «Audi» грянула грандиозностью оформления павильона, выстроив на потолке свисающий вверх ногами город. В каждом перевернутом доме горят все окошки, видны улицы и угадывается некая жизнь. Столь тонко намекнуть аудитории, что отныне машин не будет, а будет лишь игра в образы и имитация жизни, не смогли бы даже враги фирмы. Чтобы посетители не мучились в угадывании новинок и не путались в одинаковых моделях, «Audi» сделала, как ей показалось, два концепта. Оба изделия подчеркивают корпоративное преклонение сотрудников фирмы перед волшебным явлением Quattro, 33 года тому назад вытащившим компанию на новый уровень. Оба концепта несут на себе магическое слово Quattro и оба еще раз доказывают, что идей нет и дизайнеров нужно увольнять как можно скорее.

Уже года три, как «Ford» вместо новинок пишет новости в будущем времени и показывает пожизненно предсерийные изделия. Ни индийский EcoSport, ни начинающий устаревать Mondeo так и не добрались до европейского рынка. Их регулярно таскают по салонам, рассказывают о блестящих перспективах и невнятно что-то бормочут про всемирную экспансию. В этот раз немцы показали все тот же несуществующий Mondeo, но в исполнении Vignale. Сами для себя они считают, что это новый премиальный суб-бренд. Будто бы клиент захочет выделиться, купит себе обычную машину по необычной цене и будет гордиться тем, что переплатил раза в два. По такому принципу швырялись деньгами внезапно разбогатевшие «новые русские», но они все же склонялись к проверенным брендам гарантированного престижа, а в нынешней скудной на подвиги Европе это вовсе провальная идея. Да и самой машины нет и не предвидится. А Vignale станет лишь отдельной комплектацией, похоронившей некогда знаменитое имя кузовного ателье, как это «Ford» уже сдал с блистательной Ghia. По-настоящему новым на стенде был лишь концептуально-предсерийный минивен S-Max. Он, как и эфемерный Mondeo, великолепно похож на Aston-Martin и тоже неизвестно когда будет. Но сделан хорошо и явно готов к производству.

Важнейших для России премьер было две. Первая – Mazda3 нового поколения. Ей опять нашептывают Zoom-Zoom и обещают жизнеспособный Skyactiv. Отрадно, что машина осталась привычного размера, но сзади в ней уже можно возить не только детей и сумки, но и взрослых. Вторая премьера – Nissan X-Trail третьего поколения. Его давно угрожали наградить фирменным стилем и наконец-то урезонили компилятивным обликом Murano и Patrol. Получилось невероятно красиво по японским меркам и сомнительно по европейским. Зато все современно и обильно снабжено электроникой. Для оправдания возможной туристической сути (о внедорожности речи пока нет), автомобиль получил все такой же трансформируемый багажник, но уже меховой, а не голый пластмассовый, как прежде и возможность считаться семиместным. Тут же на стенде тихо таился премьерный Note и почему-то опять Micra. Несчастный индийский автомобильчик повышенной убогости стесняется войти в Европу уже тритий год, пережил рестайлинг и опять пробует не сильно испугать местных обывателей, потому обозначен, как премьера.

Кроме парадных концепов и серийных новинок любой автосалон демонстрирует тенденции промышленности, проблемы общества, достижения сопутствующих отраслей и против воли дает представление о более глобальных темах. На IAA подтвердилась новейшая для промышленности тенденция показывать не готовую машину, а платформу. Если первооткрыватель концерн PSA озадачил публику праздником платформы без автомобиля EMP2, то в этот раз «Jaguar» хотя и сымитировал автомобиль в дополнение к платформе, все равно презентовал миру будущие колеса, лонжероны и поперечины, а не накрывший их кузов. Хотя, «Jaguar» мог так поступить от безысходности. Его концепт CX-17 получился настолько примитивно японским, что даже «Mazda» не стала оспаривать украденное сочетание СХ. И это миролюбие удачно объяснило случившееся: были машины СХ-7, СХ-9, СХ-5, а теперь появилась СХ-17 — во всем такая же Mazda, как и остальные, но на всякий случай отданная попользоваться англичанам... В след за французами и англичанами о платформах заговорили неудачники итальянцы и им ничто не помешает вместо стыдливой демонстрации убитой Lancia, еле живой Alfa-Romeo и трясущегося в агонии FIAT отныне праздновать не провальные модели, а новые платформы.

На IAA почти не было шпионов. Пара китайцев бродила с блокнотами и рулетками, да еще мелькал неряшливо одетый европеец с линейкой, но воровать уже незачем. Китай теперь закупает себе бледнолицых, готовых за деньги создать им автомобиль, семейство, фирму или концерн, как это уже сделал «Qoros», оптом собравший пучок породистых немцев и оплативший создание нового производителя, стартовавшего в этом году в Женеве с гаммой из трех красивых автомобилей...

А еще Европа перестала болеть экологией. «Голубые» окончательно победили «зеленых» и акцентировать внимание на чистоте выхлопа стало также бестактно, как тыкать пальцем на улице в лесбиянку и гомосексуалиста. А всякие гибриды стартуют одновременно с премьерой, т.е любая новинка сразу имеет на выбор и оба ДВС, и версию с электрическим мотором.

Германия заканчивается. Она уже не немецкая, хотя язык остается и индус, турок и негр разговаривают между собой на немецком, обсуждая лишних в этой стране бледнолицых. Поскольку Германия все еще добрая, вялая, мягкая и обожает слабых и убогих, она очень заботлива к инвалидам. На стенде «Mercedes» стоит версия E-Klasse с очень грамотно задуманным ручным управлением и поворотным креслом. А на автосалоне постоянно встречаются люди в инвалидных колясках. Это гости, пущенные в пресс-день. Но немецкий инвалид едет в кресле с ручным приводом и сам крутит велосипедные колеса, а негр-инвалид едет в космическом кресле с электромотором и правит джойстиком. Немец купил кресло за свои, негр получил в подарок от озабоченных всеобщим равенством.

Но больше всего немецкое поражение заметно по стендисткам. Красивых нет. И парней-то еще поискать, а уж среди девушек — одна страшней другой. И это не умысел или странная попытка равноправия. Красивых людей в Германии нет на улицах, нет в офисах, нет и на выставках. Умело выкрутилась только «Skoda», прихватившая блондинок с собой. По чешскому стенду можно ходить не вздрагивая. А у остальных фирм женщины пугающе страшны, с оттенком генетического тупика и неудачных усилий отчаявшейся природы. Отводя взгляд, остается разглядывать исключительно автомобили…

В центре Франкфурта, в соседнем от отеля «Savoy» дворе, немец средь бела дня писал на дверь офиса…