Дворы Петербурга закроют для машин

В каждой профессии существует собственная доблесть выполненной работы. Для врача это вылеченные больные, считавшиеся безнадежными, для пожарного – вынесенные из огня, для полицейского – пойманные преступники, для судьи – выпущенные на свободу вопреки закону, для рабочего – украденное с завода, а для депутата – предельно нелепая инициатива против водителей, обеспечивающая деньги в бюджет.

Поскольку у нас везде вертикаль, то сидящему наверху можно все. Оказавшимся по середине разрешено кое-что. А самым нижним вообще ничего нельзя. Депутаты как раз по середине. Писать полезные обществу законы им не позволено, так как их задача – обслужить сидящего сверху. Но поскольку верхний вниз не смотрит, оказавшимся под ним в свободное от обслуживания время разрешено приносить пользу себе. Можно ежегодно поднимать зарплату, выдавать квартиры, утверждать бюджет на собственное содержание, поездки за границу и отдых в сладких местах. Депутатские метастазы у нас повсеместны и захватили страну целиком, не пощадив даже поселки. Хотя по закону больших чисел такая массовость регулярно приводит к тому, что в депутаты попадают приличные люди, побороть которых удается не сразу. Зато остальные, отобранные от народа, обслуживают изо всех сил тех, кто повыше и давят всех, кто пониже. Если повезло и метастазы паразили целиком нижнюю палату парламента, то упражнения над людьми становятся приятным развлечением, а если не повезло с обеспечением и денег на содержание себя не хватает – насущной необходимостью.

Масштабно грабить водителей первыми додумались десять лет тому назад депутаты московские. Тогда еще не было видеокамер, нельзя было эвакуировать машины, поскольку это напрямую запрещал КоАП, было стыдно штрафовать за въезд в центр на собственном пикапе, но денег хотелось настолько, что возник законопроект о платных дворах. Суть закона совершенно примитивная и абсолютно грабительская – парковаться в Москве нельзя нигде, ни в одном дворе, а можно только в специально отведенных местах за деньги. Тогда столичные метастазы терапевтически оздоровил Верховный суд, постановивший абсолютную незаконность платных парковок. Солидарным врачеванием отметилась и Генрокуратура.

Законы с той поры не изменились. Как и депутаты. Как и власти. Хотя с властями стало похуже. Выигравший сам у себя выборы мэр Москвы, празднуя самого себя, брякнул, имея ввиду что-то личное: «Мы вернули Москву москвичам». Понятно, что у нас ее отобрали, но до реального возврата еще далеко и два года разминки показали, что подразумевается выкуп. Платить мы уже начали и не скоро закончим… Пагубность подобного сценария в том, что на столицу равняются регионы и когда главный градоначальник размашисто и безнаказанно борется с податным населением, перестают стесняться и на местах.

И вот жадная волна кормления докатилась до метастаз муниципального образования «Малая Охта» в Санкт-Петербурге. Не изобретая велосипед и пользуясь наработками коллег, местные народные избранники тоже захотели всем автомобилистам все запретить и разрешать только за деньги. Как и московские десять лет тому назад, нынешние питерские запрещают шевелиться во дворах всем, кроме пешеходов, бабушек, детей и алкоголиков. Пить на лавочке смогут все желающие, а парковать машину никто. Разница лишь в том, что славные потомки балтийских матросов полагают запретной любую езду во дворе и бабушку от подъезда до «скорой» податному населению надлежит тащить на руках, преодолевая бетонные заграждения малых форм, прописанные каждому двору.

Как и полагается, малые охтинские депутаты вляпались в противоречие с федеральным законодательством, на которое опять не обратили внимания, а единственные, кому это дозволено — метастазы нижней палаты парламента.

Зато чувствуется профессиональная доблесть. И нелепость в наличии, и глупая жадность присутствует, и незнание матчасти (про «Евро-5» депутаты не слышали), и традиционная забота о непременных бабушках и электоральных алкоголиках есть.