Поднебесная захватывает автопром Европы

Пока советские люди старательно жалели Китай и с высоты своих «Жигулей» сочувствовали их велосипедам, Европа про Китай вообще не знала. Теперь европейцы ездят на велосипедах, а китайцы на автомобилях, Америка отбивает натиск китайского автопрома, японцы в ужасе, а мы позволяем строить у себя китайские автозаводы.

Китай находит в себе силы вовремя изменить стратегию. В своем безалаберном автопроме он это делает уже в седьмой раз. Первый (50-е годы) — опора на СССР, грузовик для армии, машина для чиновника. Второй (80-е годы) — опора на капитализм, СП с VW, двери открыты для всех. После этого темп убыстрился, мелькание стратегий стало живей, часть из них пошла параллельно. Третий (90-е-годы) — опора на себя, автозавод в каждом дворе (получилось больше 300 автозаводов). Четвертый (конец 90-х) — опора на воровство (украдем все, что нравится, учиться не будем, зато станем делать приличней), параллельное сокращение поголовья заводов до 150. Пятый («нулевые» годы) — закажем у иностранцев, они научат, помогут, подскажут. Параллельно шестой — купим себе европейскую фирму, живую или мертвую. Седьмой (10-е годы) — ничего у нас не получается, поэтому пусть белые работают за нас.

А как долго и старательно мы жалели Китай и с высоты своих «Жигулей» сочувствовали их велосипедам! Европа про Китай не знала и не интересовалась. Америка молча смотрела на китайские кварталы у себя дома и приглядывала за соседними Кореей с Японией. Теперь Европа ездит на велосипедах, а китайцы на автомобилях, Америка отбивает натиск китайского автопрома, японцы в ужасе, мы позволяем строить у себя китайские автомобильные заводы и привыкаем к статистике погибших.

Мировой автопром потихоньку становится китайским — в полном соответствии со стратегическими замыслами коммунистической партии. На сегодня ею сформулированы две основные задачи. Первая: белые работают на желтых, как это отлично продемонстрировала пребывающая в постоянном убожестве «Chery», создавшая с нуля фирму европейского уровня «Qoros», наняв немецких гастарбайтеров. Вторая: купим все, что продается. Неудачный пример — английский «Rover», вывезенный для захоронения в Китай. Удачный пример — шведская «Volvo», пока еще сохранившаяся в Европе.

А тут с молотка уходит французский PSA. И единственный покупатель — «Dongfeng». Он уже давно сосет соки из французов, и они живы во многом благодаря совместному предприятию, выпускающему Peugeot и Citroёn. Кстати, наш странноватый Peugeot 408 калужской сборки объявился именно оттуда.

Французы пока не определились. Точно они знают лишь одно — им конец. За прошлый год они понесли убытков на 5 миллиардов евро. И хотя изо всех сил экономили, уволили 11 000 рабочих, закрыли завод в Ольне под Парижем и даже выгнали двух человек из правления, все равно денег нет, а потери первого полугодия составили 510 миллионов евро. А ведь это не первое массовое увольнение и не первый закрытый завод. Пока французы не продались китайцам, они еще обдумывают пару запасных вариантов: срочно возродить бренд «Talbot» и начать под этим именем клепать дешевку для наркоманов, люмпенов и безработных или вообще отделить «Citroёn» от «Peugeot» и тонуть самостоятельно.

Но пока они всем PSA отдаются китайцам. Да так, что «Dongfeng», претендующий лишь на 10%, уже выкручивает руки и хозяйски повелевает уволить нынешнего генерального директора Филиппа Варина (на французский манер его принято называть Филипп Варэн) и взять кого-нибудь из «Renault», что оскорбительно само по себе.

Французам сделка грезится выгодной и обещает 3 миллиарда евро. Но, судя по наглости покупателя, стороны уже обсудили опцион, и китайская доля превысит и 3 миллиарда евро, и 10%. Об этом косвенно свидетельствует взволнованность французского правительства, суматошно влезающего в сделку с намерением зажать зубами 20% PSA и тем самым не упустить национальное достояние.

А дальше все ясно. Повторится сценарий «Volvo» и общее для Европы направление развития, когда бледнолицые изобретают, а желтые исполняют (иногда руками белых). Совсем скоро в Европе прекратится выпуск автомобилей шведского качества, и мир начнет ездить на Volvo, собранных в Китае. Затем то же самое произойдет с «Peugeot» и «Citroёn». Привычка к «белой» сборке уступит место утешительному кивку в сторону iPhone, который бывает только «желтым».

Китайцы терпеливы и, вооруженные стратегией и деньгами, еще долго будут ждать на пороге Европы, когда пошатнется очередной бренд с историей и репутацией. Американцы их на свой порог не пускают…