Судьи стали защищать любителей «тонировки»

Комплекс, заставляющий водителя прятаться от окружающих в собственном автомобиле, у некоторых автовладельцев настолько силен, что они готовы вешать на окна машины бархатные портьеры. Автомобилист из Петрозаводска даже отправился в суд, чтобы защитить свою шторку.

Водитель подал иск на сотрудников местной ГИБДД, посчитав, что его незаконно наказали по статье КоАП РФ «Управление транспортным средством при наличии неисправностей или условий, при которых эксплуатация транспортных средств запрещена», за что был выписан штраф в размере 500 рублей. Претензия гаишников была банальная: на передних окнах автомобиля имелись шторки, за которыми многие прячутся после опалы на тонировку.

Удивительный реликт из эпохи карет расплодился на современных российских дорогах после июля 2012 года, когда и появился штраф за недостаточную пропускаемость света передними окнами и возможность задерживать номера за это правонарушение. Даже сейчас, когда дубликаты госзнаков стало получить намного проще и без участия ГИБДД, многие настолько пристрастились к занавесочкам, что решили не затемнять окна заново, а продолжить ездить с жалюзи. Ведь эти люди, как известно, самые умные и всегда найдут способ обхитрить закон, будь то листочек на номерном знаке, скрывающий циферку от камер или кусок тряпки на окне. И автомобилист из Петрозаводска считал себя совершенно правым, «модернизировав» таким образом машину, над обзорностью и, следовательно, безопасностью которой зачем-то корпели дизайнеры и инженеры. Более того, он выиграл суд, чем, с одной стороны, создал печальный прецедент, а с другой — подсказал гаишникам, как не упускать таких ловких нарушителей в аналогичных ситуациях.

В своем «приговоре» судья сослался на перечень неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация автомобиля. Дословно в КоАП не говорится о том, что нельзя использовать шторки, если они сложены. А так как сотрудникам ГИБДД не удалось доказать, что во время остановки автомобиля шторки были раскрыты и мешали обзорности, то водитель был оправдан. И, видимо, гордый собой отправился дальше, любуясь занавесочками на окне, за которыми можно в любой момент прикрыться. Иди докажи, если такой человек, проехав десяток километров с загороженным стеклом, одернет шторку при приближении к посту или патрулю ГИБДД.

Казалось бы, для большинства участников дорожного движения в России лихие 90-е в районах-кварталах все же остались позади. Люди научились воспринимать машину не как танк собственной крутости, а как средство передвижения, которое может быть заводным или комфортным, просторным или компактным — в зависимости от желания и возможностей. Комплексы по отношению к машине остались лишь у немногочисленных товарищей, и скопофобия – один из них.

Эти люди стесняются, когда их рассматривают. Что ж, понять и простить можно. Нельзя, правда, принять, когда такие психологические проблемы начинают выливаться на дороги общего пользования и затрагивать других участников движения. Дело ведь не только в обзорности, а в чувстве защищенности и безнаказанности, которое дарит понимание, что тебя никто не видит. Совершишь грубый или глупый маневр на дороге – пустяки, лица не видно, краснеть не придется.

И защитники тонировки, шторок и прочих несанкционированных девайсов в машинах могут сколь угодно доказывать, что это защищает от кражи из машин (как будто забытый на сиденье планшет вор не увидит через лобовое стекло), от солнца, а на обзорность не влияет, что это происки «ментов». Любой такой «тюнинг» смешон хотя бы потому, что не запланирован изначально производителями автомобилей. Почему-то разработчики не закладывают в многомиллионные проекты по созданию автомобиля затемненные задние фонари, ксенон в противотуманках, занавески бывают только на задних стеклах и т.п. И в цивилизованных странах машин с черными передними стеклами встретить практически невозможно.

...И очень жаль, что этого не понимает тот петрозаводский судья, что создал очень опасный прецедент, встав на защиту нарушителя, нашедшего дыру в законе. Чуть успокаивает одно — судейская система в России не прецедентная.