Зачем ГИБДД хочет заставить водителей покупать номера на свои

МВД объявило о готовности изменить процедуру регистрации транспортных средств. Опуская тонкости, полиция хочет избавить себя от бремени выдачи госномеров. От этого, вроде бы, выиграют все. Но на самом деле, тут далеко не все так гладко, как кажется.

Неэффективная экономика

«Экономика должна быть экономной». В соответствии с базовым тезисом XXVI съезда КПСС, лично озвученным «дорогим Леонидом Ильичом», сбрасывая с себя финансовую нагрузку, ГИБДД поступает в духе времени. Выдача регистрационных знаков (в том числе и их изготовление) обходится министерству примерно в 1,5 миллиарда рублей ежегодно. Несмотря на 20-процентное падение рынка новых авто, в этом году на жестянки потрачено уже 1,2 миллиарда (такие цифры приводит агентство Regions.ru. Правда, здесь не совсем понятно, куда именно ушли эти деньги.

Дело в том, что, являясь оптовым покупателем, комплект жестянок ГАИ закупает по цене 300-400 рублей. Притом, по сути, ведомство выступает в роли крупного дилера или даже дистрибьютора, перепродающего номера автомобилисту с весьма приличной наценкой. Ведь госпошлина, которую обязан заплатить последний при регистрации сегодня составляет 1500 рублей. Даже если учесть, что в эту сумму заложена печать СТС, внесение изменений в базе учета ТС и оплата рабочего времени штатных сотрудников, на номерах гаишники делают не меньше 100 процентов прибыли.

Почему изготовление номеров при этом продолжает оставаться убыточным – вопрос менеджмента, но не экономики, как таковой. Достаточно сказать, что в прошлом году в нашей стране зарегистрировано 6,5 миллионов машин, из которых 2,7 миллиона – поставлены на учет впервые. То есть не меньше 3 миллионов автомобилей номера-таки получили.

Руки! Руки мыли?

Так что тут надо искать другую причину. И она, вроде бы, лежит на поверхности – коррупция. Представим себе ситуацию: госномера теперь может делать, кто угодно. Начальники подразделений или их непосредственные руководители, которые, так или иначе, могли влиять на процесс привлечения тех или иных производителей (не бесплатно, разумеется), остаются не у дел и занимаются не бизнесом, а своими непосредственными обязанностями... Они даже красивыми номерами торговать перестают, по крайней мере, так утверждают авторы пакета поправок, поскольку за выдачу номеров МВД отвечать перестает.

Красота и благоденствие?!! Как бы не так. Министерство перестает выдавать сами жестянки, но СТС и процедура постановки на учет при этом не упраздняются. Таким образом, владельца, как и сегодня, обяжут оплатить госпошлину и изготовление самих знаков, однако делать их ему придется уже в частной конторе, которая меньше чем за «рубль» в его сторону даже смотреть не станет.

Но это тоже не все: подпольная торговля «красивыми» номерами тоже никуда не денется, ибо жестянки придется делать в соответствии с записью в СТС. Однако, что там написано, будет всецело зависеть от конкретного гаишника и, скорее всего, от его начальника. В общем, тут явных плюсов в нововведении тоже не наблюдается...

Бизнес по-русски или день жестянщика

Теперь посмотрим на проблему с другой стороны: автомобилист ведь теперь не только финансово пострадает, но и физически. Мы умолчим про то, что комплект номеров в частной лавочке сегодня стоит от 1000 до 2000 рублей. А кое-где сумма в полтора-два раза выше. Притом, это касается дубликатов.

В идеале, как только ГАИ официально делегирует полномочия предпринимателям, цены должны упасть. Но мы все-таки в России живем, где законы рынка нормально никогда не работали. В общем, стоимость производства, скорее всего, увеличится. И не только из-за субъективного желания обогатиться...

Полагаю, что цепочка окажется куда длиннее. Притом, в ней, так или иначе, поучаствуют все, начиная с чиновников, выдающих лицензии и разрешения на этот вид деятельности, поставщиков оборудования, и заканчивая контролирующими органами, которые должны будут отслеживать не только качество изготовления, но юридические аспекты деятельности.

Без последних, кстати, не обойтись. Процесс лицензирования этой деятельности до сих пор нигде толком не прописан. ГОСТы существуют, но не соблюдаются, но часто не соблюдаются. В конце концов, на любую продукцию должна быть установлена гарантия.

Помните нашумевшую историю с бракованной светоотражающей пленкой и массово облезающими номерами? Кто сказал, что это не повторится? К тому же кто-то должен отслеживать и появление подделок-дубликатов, что более чем актуально в свете повышения штрафов и повсеместного перехода на фото и видеофиксацию нарушений...

Сядет – не сядет?

Единственное очевидное преимущество пакета поправок (помимо экономии средств в федеральном бюджете) – борьба с теми, кто добывает деньги, свинчивая номера с автомобилей. Проще говоря, с ворами. Сегодня в их действиях состава преступления, по сути, нет. Формально, пострадавшим является государство, ибо госномер – его собственность, но государство заявление на конкретного человека не писало: ущерб в 300 рублей в нашей стране не считается существенным.

Да и доказать факт преступления в таком случае крайне тяжело. Во всяком случае при отсутствии свидетелей. Однако, если поправки будут внесены, финансовый ущерб будут нести конкретные люди. Кроме того, он будет на порядок выше того, что несло государство. А это значит, что у полиции, как минимум, появится повод возбуждать уголовные дела. Вот, появится ли стимул их расследовать – вопрос открытый. Тем не менее, желающих прошвырнуться по ближайшим дворам и слегка подзаработать на номерах в таком случае явно поубавится, ибо УК без разницы, что именно ты украл, главное, что статья есть.

Но этого мало. Кроме того, никакого явного профита автомобилисты от посадки воришек не получат, тогда как убытков тут более чем достаточно, начиная с невозможности сделать все в режиме «одного окна» и заканчивая картельным сговором, все признаки которого уже сегодня можно видеть на рынке дубликатов.

Что касается коррупционной составляющей, от нее в таком виде тоже не избавиться, ибо решение, кому какой номер выделить, все равно останется за Госавтоинспекцией. Таким образом, выиграет от предложенных поправок лишь федеральный бюджет, из которого перестанет ежегодно утекать в никуда полтора миллиарда рублей.