Зачем Путину сербский FIAT

Россия и Сербия (на президентском уровне) достигли принципиального соглашения о поставках автомобилей FIAT на отечественный авторынок. Пытаемся понять, зачем Путин ввязался в эту бизнес-авантюру и кто в итоге от этого выиграет.

В ходе переговоров между Владимиром Путиным и его сербским коллегой Александром Вучичем был поднят вопрос о возможном начале поставок в нашу страну автомобилей FIAT, собранных в этой балканской стране. Как сообщает «РИА Новости», Путин по этому поводу сказал буквально следующее: «Учитывая наши добрые отношения и с Италией, и с компанией FIAT, и наши теплые отношения, союзнические и близкие, с Сербией, мы, мне кажется, могли бы договориться об определенной квоте на поставки этих автомобилей на российский рынок». Прекрасная идея, господин президент! Но не для России, а для главы итальянского концерна Серджио Маркионне.

Дело в том, что 67% сербского завода FIAT принадлежит... самому FIAT, что совершенно естественно. То есть это не предприятие, осуществляющее контрактную сборку, а полноценное «фиатовское» производство, к тому же вполне рентабельное, за счет которого покрывается часть убытков от заводов, размещенных в самой Италии. Их, кстати, закрыть не получится — профсоюзы сильно против, а учитывая, что Маркионне оказался у руля концерна не без их протекции и помощи, пойти против них — все равно, что срубить сук, на котором ты же и сидишь. Именно по этой причине, несмотря на реализованные еще до 2008 года программы оптимизации, FIAT так и не смог превратиться в процветающего автомобильного производителя и находится в постоянном финансовом стрессе, судорожно разыскивая все новые пути, позволяющие снизить «непредвиденные» производственные издержки. Так вот, возможность получить некоторые льготы на одном из крупнейших рынков Европы — один из таких путей, ибо большинство сборочных линий компании до сих пор хронически недогружены.

Это же, к слову, является главной причиной того, что FIAT так и не сподобился организовать собственное производство в России. Тратить полмиллиарда евро на новый завод, когда все твои предприятия работают дай бог, чтобы на 60% номинальной мощности — верх идиотизма. И все же, Маркионне не был бы одним из самых дорогих и эффективных топ-менеджеров в мировом автопроме (а это действительно так), если бы не смог выбить себе то, что не удалось никому другому.

[mkref=2576]

Интересно, как Минпромторг и лично г-н Мантуров будут объяснять предоставление льгот на сербские FIAT тем производителям, которые создали свои производства в России? Тому же VAG, к примеру, суммарные инвестиции которого уже приближаются к отметке в миллиард евро. А как же Toyota, Nissan, GM или Hyundai? Что в таком случае делать с Mercedes, который вроде бы уговорили на строительство завода... Немцы, что характерно, отложили окончательное решение вопроса, но говорят, что принципиальная договоренность была-таки достигнута. Все можно под санкции подвести, но кто поверит в эту чепуху? Они введены на год...

К чему мы об этом вспомнили? К тому, что начинались эти заводы с введения заградительных пошлин на импорт и стимуляции автомобильных компаний к созданию местных производств. Кто-то, в итоге, решился на строительство собственных заводов, кто-то ограничился контрактной сборкой. Тем не менее, и то, и другое предполагает весьма серьезные инвестиции, которые надо отбивать.

Представьте себя на их месте. Вы договариваетесь, тратите, строите, обучаете, создаете дилерскую сеть, обеспечиваете логистику, все это растягивается на годы и стоит кучу денег. И тут приходит ваш же сосед, который семь лет мурыжил власти, кормя их завтраками и получает ровно те же условия, но за просто так! Не думаю, что вы будете довольны сложившейся ситуацией.

Но именно к тому все и идет. Торговать машинами итальянской (как, впрочем, любой другой) марки в нашей стране можно только через официальное представительство Chrysler FIAT, в противном случае его юристы отправятся в суд и получат там решение, запрещающее незаконный импорт быстрее, чем Bugatti Veyron до первой сотни разгонится. Что имеет с этого Сербия, тоже понятно: треть завода принадлежит правительству этой страны, так что оно же получит и треть доходов. Неясно только, что получит Россия. Проблема в том, что отвыкшие от споров с начальством чиновники возьмут под козырек и кинутся исполнять «царскую» волю, не думая, к чему все это приведет, в очередной раз выставив себя сборищем клоунов.

И даже если говорить не об играх чиновников с бизнесом, а о простых потребителях, то и здесь нам ловить, скорее всего, нечего. Можно, конечно, предположить, что сербские FIAT 500L и Punto окажутся сравнительно недорогими. Но, честно говоря, в это верится с трудом — запутавшийся, как уже говорилось, в финансовых проблемах FIAT попытается извлечь из ситуации максимальную выгоду. Да и не стоит забывать, что и микровэны, и пятидверные хэтчи С-класса сегодня не пользуются в России особенным спросом. Так что в данном случае президенты начинают, но не выигрывают.