Провинция в кювете: «день жестянщика» по-нижегородски

В минувшие выходные в Тюмени случилось 314 ДТП без пострадавших, в Ижевске — более 100. В Нижнем Новгороде и области — 433 аварии. Многие из последних мы увидели собственными глазами.

На минувшую пятницу —17 октября — у меня была запланирована командировка из Нижнего Новгорода в настоящий «медвежий угол» нижегородчины — районный поселок Варнавино. ГИБДД убеждало водителей «отказаться от поездок на личном транспорте и воспользоваться общественным», а я утром этого дня «переобувался» во дворе под проливным дождем.

«Колыма» в средней полосе

Соседи-автомобилисты надо моей ранней «переобувкой» только посмеивались. Зато когда буквально на глазах дождь сменился на небольшой град, а потом на метель, им стало не до смеха. А когда я уже ехал по городу, то злорадно ухмылялся на огромные очереди к шиномантажам. Потом привычно встал в пробку на борском мосту через Волгу. Это единственная переправа для водителей, направляющихся не только в нижегородскую северную глубинку, но и в Киров, Коми, Костромскую и Пермскую области. Так что затор в этом месте — нормальное явление, к которому нижегородцы давно привыкли.

Тем временем снегопад немного унялся, но «скорость затора» от этого не возросла. Посмотрел «Яндекс-пробки» на телефоне: стоял весь город. Погода на ближайшие выходные то же не радовала: заморозки до минус десяти. Учитывая, что зимой разница температур между севером нижегородчины и областным центром около десяти градусов вниз, я понял, что комплект зимней одежды взял не зря. Когда же наконец перебрался через мост, то мог лицезреть строительство второго моста-дублера: его начали делать в этом году и, судя по темпу возведения бетонных опор, через пару лет проблема выезда из города в этом направление может решиться. Пока же увиденное напоминало самые опасные трассы страны «Лена» и «Колыма», по которым я ездил этой весной. После них любые разъезды кажутся легкой загородной прогулкой. Только не на этот раз: возникло ощущение, что я нахожусь не в центральной России, а в якутской глухомани.

Средняя скорость была как на якутской грунтовке, растянувшейся на тысячи километров — около 40 км/ч. Вновь повалил снег, и идти на обгон мало кто рисковал. Смельчаков, как правило, можно было наблюдать через десяток километров в кювете. Самое обидное, что остановиться и сфотографировать увиденное возможности не имелось: от любого, даже крайне аккуратного торможения, можно было получить удар в зад — далеко не все сменили резину.

Добравшись до Семенова, (городка в 70 километрах от Нижнего Новгорода, столице хохломской росписи) я уже перестал удивляться валяющимся на обочине фурам и легковушкам. Но ни одна авария дорогу пока не перегораживала. Кстати, в северных районах области похолодание началось еще раньше — первые аварии из-за погодных условий стражи дорог зафиксировали еще в четверг в Уренском, Краснобаковском, Ветлужском и Семеновском районах. Как правило, на большой скорости недальновидные водители на лысой резине вылетали на встречку. В лучшем случае — в кювет. В этом отношение средняя полоса России отличается от Якутии в лучшую сторону: там слетевшая с трассы машина зачастую улетает в глубокую пропасть.

Позже я наблюдал на трассе классического недальновидного водителя: он мерз у обочине в элегантном костюме с галстуком, а среди деревьев виднелся его перевернутый «Фольксваген». Остановиться и помочь проезжающим мимо водителям было невозможно — как я уже говорил, торможение могло привести к полету в тот же кювет. И поневоле вспоминаешь предупреждения ГИБДД, в которых стражи дорог усиленно рекомендовали воздержаться от резких маневров и торможений, рассчитывать дистанции и выбирать скорость движения, позволяющую полностью контролировать транспортное средство. Увы, к их советам мало кто прислушивается... Мне тоже надо было поторапливаться — уже опаздывал на несколько встреч. Но решил не рисковать: лучше перенести встречи, чем провести ночь на трассе — из-за заторов помощь пришла бы не скоро. В результате я неторопливо пилил в общем потоке со скоростью 40 км/ч, остерегаясь выезжать на встречку. Тем более, что между полосами навалило изрядную «разделительную полосу», и резкий скачок через нее был чреват разворотом автомобиля и последующим ДТП. Такой же тактики я придерживался и во время весеннего путешествия по Якутии — ехал по принципу «тише едешь — дальше будешь». Которая себя полностью оправдала: забегая вперед скажу, что вернулся не покорежив ни авто, ни себя.

По тайге на третьей передаче

Тем временем, в таком темпе преодолел более сотни километров. У подъезда к Красным Бакам на подъеме после деревни Якушево, фуры традиционно не могли осилить подъем и образовался затор на несколько километров. Один ас на дальномере попытался объехать по обочине, но тут же провалился в рыхлый снег. Кабина закапалась по дверь, а полуприцеп вообще провалился в не видный под снегом овраг. Соваться по обочине более никто не рискнул, и автомобилисты на легковушках ринулись по встречке, несмотря на запрещающий знак. Слава богу, в конце подъема один из водителей самостоятельно перекрыл встречный поток — стражей дорог я в этот день так и не увидел.

Когда свернул с кировской трассы по направлению к глухому поселку, началась настоящая тайга. Это «направление» вообще не чистили, а редкие транспортные средства не смогли оперативно протоптать дорогу. Увиденное напомнило мне поворот с федеральной трассы «Колыма» на Оймякон — тогда на полноприводных «Соболях» мы как бульдозерами расчищали снежные завалы.

Увы, мой «Логан» меньше подходил на роль бульдозера. На счастье, на дорогу вырулил груженый лесовоз. Он проминал
колею, а я на третий передачи неторопливо переваливался в ней следом — колесная база у этих автомобилей все-таки разная. Аромат некачественной соляры пробивался в салон даже сквозь фильтры, и когда лесовоз свернул, я несказанно обрадовался. Оказалось — зря. Теперь проминать дорогу пришлось самостоятельно на той же третьей передаче. Не лучшее дорожное покрытие меня ждало и на дороге из Красных Баков в Варнавино. Возникло ощущение, что слой снега сверху местами посыпали песком и предоставили автомобилистам самостоятельно все утрамбовать. В результате почти 50 километров от съезда с кировской трассы я проехал на третьей передаче, со скоростью 40-50 км/ч. И в очередной раз вспоминал свои разъезды по стране. Например, в песках Калмыкии и Астраханской области мы постоянно удивлялись местным жителям, которые перемахивали через песчаные дюны на моноприводных «восьмерках» и «девятках». Тут местные аборигены на таких же аппаратах задорно шли на обгон и злобно мне бибикали. На одном из таких обгонов побитая «десятка»буквально скатилась мне в левый бок со снежной груды. Я машинально решился уйти на обочину... Слава богу, удалось вырулить и не протаранить ближайшее дерево. «Десятку» я увидел спустя несколько километров в кювете: водитель и пассажир мирно разливали водку на покореженном капоте автомобиля.

А в следующей деревне посреди дороги красовалась разбитая представительская иномарка, а на обочине — джип, уткнувшийся передним бамперов в дерево. Вокруг останков двух машин мрачно перемещалась толпа мужиков в комуфляже. Водку они не употребляли, зато усиленно махали руками. Словом, классический «базар-вокзал». Другой вопрос, как можно было не разъехаться в населенном пункте на достаточно широкой дороге?

Тем временем повалил густой снег и я понял, что к зиме подготовился не совсем основательно: старые дворники не справлялись с осадками. Мало того, стемнело и резко похолодало. В результате стекло скоблила не эластичная резина, а комья льда. Приходилось каждые три-пять километров останавливаться и обколачивать дворники о лобовое стекло: очистить его руками было не реально. Увы, толку от этого выходило мало: наледь за 5-10 минут превращала автомобиль в танк с узенькой смотровой щелью. Которая и без того постоянно забивалась мокрым снегом.

Удивительные метаморфозы стражей дорог и прочего населения

Таким образом я и добрался до райцентра Варнавино и встал на подъеме в гору, который перегородила фура. Пришлось, несмотря на запрещающий знак, подниматься по встречке. Здесь и проявляется скрытое человеколюбие сельских гаишников. В отличие от стражей дорог в крупных городах, они приучены исходить из реальных дорожных условий, а не каких-то знаков.... В результате стоявший за фурой гаишник лишь приветливо махнул жезлом: понял, что без нарушение правил и кары за проезд через «двойную сплошную» мне до цивилизации не добраться!

В результате расстояние в 200 километров я преодолел за 6 часов и опоздал на все назначенные встречи. Зато сам остался жив и не покалечил машину. Да и жителям глубинки было не до меня — смена погоды внесла серьезные коррективы в их неторопливый быт. В спешном порядке утеплялись избы, а местные коммунальщики бегали сломя голову. На единственном в Варнавинском районе сельхозпредприятии, которое я собирался посетить, спешно загоняли коров с пастбища в помещение и прятали под навесы огромные тюки с сеном. А у единственного шиномантажа образовался целый табор «лысых» автовладельцев.

В результате вынужденного безделья, выходные я провел в поглощение сельхозпродукции и мыслях, как мне выбираться обратно. В ночь на субботу ударили заморозки и моя машина превратилась в глыбу льда: мокрый снег затвердел и пришлось делать аккуратные «разрезы», чтобы открыть хотя бы водительскую дверь. Слава богу, автомобиль завелся, но «передок» и не думал оттаивать — в результате номера спереди были в своеобразном «ледяном ламинате». Тем не менее, после пятнадцатиминутного прогрева «Логан» бодро выскочил из сугроба и тут же заскользил по обледенелой деревенской улице прямо на столб. Опять удалось вырулить....

Дальше — хуже: с дорогой положительных метаморфоз не произошло: следы чистки и посыпки на ней были минимальные.

В деревни Карасиха, где я остановился на постой, работает лесопилка и пара километров до выезда на основную дорогу были щедро посыпаны древесной трухой. А вот «магистраль» «Варнавино-Красные Баки» представляла из себя сплошной каток. Хотя первоначально трасса показалась мне не такой уж и опасной, и я ехал за 60 км/ч. Но на одном из поворотов машину понесло на летящий по встречке джип. Его водитель рискнул прибавить скорости и я отделался небольшим заносом и сбавил скорость. Увы, у моей тактики тихой и безопасной езды был существенный минус: далеко не все водители разделяют твои убеждения. По встречке вновь летали непереобутые селяне, заканчивая свой путь в кювете. Так же по дороге пришлось наблюдать обратную сторону толерантности провинциальных гаишников. В одном месте дорогу пересекал железнодорожный путь, по которому что- то перемещалось еще в советские времена. Тем не менее, идущие навстречу машины поголовно сигналили: «впереди опасность». Посему увидев одинокие шпалы среди леса, остановился, как и положено по ПДД. Оказалось, не зря: за поворотом стояла припорошенная снегом машина стражей дорог и сами стражи с биноклем, направленным на переезд! Кстати, в этом месте а пару лет назад я уже попадался им.

По асфальту!

Тем временем, после двух часов уклонения от летящих на тебя машин и гаишных каверз, я несказанно обрадовался кировской трассе: солнышко растопило дорогу до самого асфальта и можно было прибавить газу. Тем не менее, по обочинам были видны следы двух бурных дней — валяющиеся перевернутые фуры. Прямо у одной из них можно было наблюдать еще одно ДТП: «девятка», «Нива» и несколько иномарок выстроились как по цепочке. Что объяснимо: дорогу прогрело не везде и на некоторых поворотах наледь серьезно осложняла маневр. Когда я уже подъезжал к Бору, стало темнеть и дорога резко ухудшилась. И как следствие — очередные оттащенные на обочину разбитые автомобили. На удивление, борская пробка двигалась достаточно оперативно — в ней пришлось постоять всего около получаса. Да и городские дороги по сравнению с «сельским катком» несказанно обрадовали. В результате, несмотря на все превратности природы, пофигизм коллег по трафику и безответственность ответственных за содержание дорог ведомств, путь обратно занял меньше времени — около 4 часов.

Теперь самое время сделать главный вывод: принцип «тише едешь – дальше будешь» актуален в самых разных уголках огромной России. И позволяет сохранить и жизнь, и автомобиль в самых экстримальных ситуациях.