Органы опеки

Финансовое здоровье экономики находится под присмотром ФСБ. Об этом не приято говорить вслух, но в каждом банке есть непременный зампред в погонах, приглядывающий за движением денег во славу Родины.

Дороги не являются приоритетом для страны, поэтому за их строительством, ремонтом и содержанием ФСБ не приглядывает. А вся прочая правоохранительная система работает по тому же принципу, по которому она действует и в остальных сферах: «Звоните, если вас убьют». То есть превентивных мер нет и не предвидится, но в редких случаях бывает следствие в поисках денег, нецелевого использования или особо резонансного результата дорожной деятельности.
Когда через три месяца после сдачи в эксплуатацию развалилось парадное Сколковское нано-шоссе из Москвы в Москву, построенное по цене 1 км = 1 миллиард рублей, никакого уголовного дела не возникло и было лишь тихое шелестение в прессе по поводу не особо настойчивого желания Игоря Шувалова лично разобраться со строителями.

С дорогой во Владивостоке получилось интересней. Ее смыло, не дожидаясь осеннего саммита АТЭС, и премьер все же топнул ножкой, требуя хоть кого-нибудь найти и наказать. Сразу нашли, уже наказывают, а дорогу спешно доделывают, не афишируя в какой именно довесок к уже потраченным 29 миллиардам рублей это обойдется.
Примечательно, что сгоревший во Владивостоке вантовый мост им. АТЭС хоть и вспыхнул ярко, обозначив банальные доски в технологиях XXI века, разбирательства не породил и последствий не имел, в срок став гордостью Отечества.

А на заднем плане этих событий Росавтодор запланировал неспешное асфальтирование страны на ближайшие 260 лет, а чтобы публика не ругалась, потратить 62 миллиона рублей на рекламу и создание собственного положительного имиджа. Росавтодор, имеющий обязанностью сделать платными все дороги страны в пределах собственной компетенции и досягаемости объяснил, что поскольку денег в стране нет, пользователям придется скинуться и на строительство, и на последующую эксплуатацию, а претензии к ценнику не принимаются и почему реконструкция 80 км трассы М-4 обойдется в 19 миллиардов рублей никого не касается (по 7.4 миллиона долларов за 1 км реконструкции!). РЖД добавила от себя предложение для богатых - вокруг столицы построить безопасные эстакады через железные дороги, чтобы обеспеченные люди не погибали под колесами электричек и не стояли в очередях к шлагбаумам наравне с бедняками.

Получается, что дорог не будет, а те, что реконструируют, станут платными. При этом стоимость любой затеи оказывается такой, будто даже Краснодарский край у нас находится на вечной мерзлоте и каждый кубометр асфальта доставляется самолетом и только DHL.

Есть предложение. Ввести в штат всех организаций, причастных к строительству, реконструкции и обслуживанию дорог, штатную единицу наблюдателя из прокуратуры или СКП. Чтобы проверки деятельности начинались не после того, как все развалили, украли и потом подожгли, а в ходе повседневной работы, результат которой — отсутствие результата, то есть ситуации, при когда мы с вами не получаем ни денег, ни дорог.
И хотя есть шанс, что у прокуратуры с дорогами получится не сильно лучше, чем у ФСБ с банками, но эта мера все же подарит надежду, создаст иллюзию, породит сказку об асфальтированной стране, целевом расходовании части средств, снижении «отката» и возможности ездить по державе. Кстати, еще одна показательная трасса «Амур», построенная за 44 года, на парадном участке желтых «Калин» Чита — Хабаровск уже разваливается, дает просадку грунта и убийственные ямы, хотя уголовных дел в ходе ее строительства Генеральная прокуратура возбудила изрядно...