Подлость в законе

У подлости редко бывает автор. Она происходит сама по себе и не персонифицируется. Откуда-то берется и становится данностью, испортив жизнь людям. Большинство подлых законов Госдумы именно так и появляются – из ниоткуда.

Но подлый закон о балльной системе учета нарушений – авторский. Его придумал защитник автомобилистов Вячеслав Лысаков. Своим именем он украсил эту подлость еще на стадии законопроекта и сопровождал до начавшихся чтений. Прославиться можно по-разному. Есть приличный способ что-нибудь полезное изобрести или открыть. Например, сделав радио, упорядочив в таблицу химические элементы, построив самолет. А можно войти в историю, убив Пушкина, создав ВЧК, возглавив Гестапо, придумав пытку, казнь или нормативный акт.

Подлость закона им. Лысакова многостранична. Главное – водителей сдают в аренду полицаям и судьям. Не важно, насколько водитель осторожен, профессионален и законопослушен. Теперь не ему решать, хорош он или плох и когда ему идти пешком.

Полицаи давно мечтали о балльной системе. Она позволяет сразу приступать к торговле, поскольку с первой минуты разговора понятно, сколько штрафных баллов необходимо инкриминировать водителю, чтобы он согласился на любую взятку. Не случайно специалист по борьбе с коррупцией в отдельно взятой нижней палате парламента Яровая, не смотря на пятна репутации, коррупцию в законе им.Лысакова распознала сразу. К тому же, Лысаков, зам.пред. тематического комитета по борьбе с Конституцией, вводит своим подлым законом еще и двойное наказание за одно и то же деяние. Сначала водителя штрафуют, а потом, подытожив баллы, штрафуют еще раз и лишают права управления. Это уже третья растоптанная норма основного закона, переставшая действовать благодаря работе профильного комитета именно в отношении водителей. А еще подлый закон им.Лысакова вводит удвоение наказания за повтор. В уголовном праве такого нет. За второе изнасилование, кражу, убийство закон не предусматривает двукратного увеличения ставок. А в административном есть. За повторное превышение скорости – двойной тариф, на юридическом языке – двойное наказание. Быстро едущий водитель нуждается в более сильном воздействии, чем убийца.

Кстати, в подлом законе уже прописаны неприкасаемые. Про них ласково сказано: водители, которых нельзя лишить права управления. Почему-то заранее кажется, что это водители на определенных должностях, не имеющие личных заслуг перед историей страны, но имеющие отличные кабинеты.

Лысаков собирается к следующему чтению внести в подлый закон поправки, определяющие начисление баллов только за грубые нарушения: встречку, проезд на красный, превышение скорости больше чем на 60 км/ч, а также за езду по обочине. Первые три пункта логичны, четвертый – с обочиной, означает запрет на профессию для дальнобойщиков. Именно они по стране, при первых признаках обочины, уступают нам дорогу, вежливо уходя вправо. Теперь за это они будут набирать баллы и лишаться права управления на годы. Или оставаться в единственной полосе и собирать за собой в пробку всю страну. Отменная депутатская подлость.

Примечательно, что приставы несколько лет плакали по поводу нерентабельности взысканий ниже 600 рублей. У них нормо-час и конверт стоят дороже. Лысаков предложил увеличить ставки и самый дешевый штраф поднять хотя бы до 500 рублей. Это и приставам поможет, и балльной системе, ведь каждые 100 рублей означают 1 балл, а так за год не все смогут успеть набрать необходимые для лишения 200 баллов.

За возвращение балльной системы, провалившейся в СССР именно в силу запредельной коррупционности, Госдума в первом чтении проголосовала единогласно (237 голосов). Против не было ни одного депутата.

…Как неожиданно изменяется с годами смысл слов. Справедливость – это не что иное, как юстиция. У нас в стране даже есть министерство справедливости. Но мало корму придет в голову идти в Минюст за справедливостью. Депутат переводится на русский с латыни как «посланный». Пока получается, что мы кого-то послали представлять наши интересы в Думу. Пора вернуть этому слову первоначальный смысл и послать всех этих нелегитимных самозванцев… Чтоб их имена остались в истории в прошедшем времени, а в идеале не попали в нее вовсе.

Как и полагается, сделанное Лысаковым не характеризует его лично. Нет оснований утверждать, что Лысаков – мерзавец, негодяй и подлец. В отношении него неприменимы понятия мерзавец, негодяй и подлец. Не прав будет тот, кто скажет, что Лысаков – мерзавец, негодяй и подлец.