Джип и сало в шоколаде

Подошла очередная годовщина начала страшной войны. И потому разговор, конечно, о ней, о Великой Отечественной – в том числе и у нас в рубрике «Староход». На сей раз корреспондент «АвтоВзгляда» нашел «профильную» тему в коллекции уникального московского музея lend-lease.

Сочетание двух этих английских слов знакомо многим  – ленд-лиз, что переводится, как «кредит-аренда».

«Теперь легко говорить, что ленд-лиз ничего не значил... Но осенью 1941 года мы все потеряли, и, если бы не ленд-лиз, не оружие, продовольствие, теплые вещи для армии и другое снабжение, еще вопрос, как обернулось бы дело.» – Так говорил Анастас Микоян, бывший в годы войны наркомом снабжения СССР.

Однако важное значение материальной помощи, присланной СССР союзниками в годы Второй Мировой, позднее из-за начавшейся «холодной войны» всячески замалчивалось. Даже сам термин попал в разряд «криминальных»: ветеранам-фронтовикам настоятельно рекомендовали его не произносить вслух. Лишь на «излете советского периода ситуация изменилась, и ленд-лиз был в России «реабилитирован». Одной из примет подобных перемен в оценке событий Второй Мировой войны стало появление в Москве музея ленд-лиза – к слову сказать, единственного в мире.

Собирать ленд-лизовскую коллекцию начали еще в 1980-е г. г. несколько энтузиастов, объединившихся позднее в исторический клуб «Союз – Ленд-лиз». А в 2004-м был открыт музей «Союзники и ленд-лиз» в помещении, выделенном благодаря помощи директора московской школы №1262.

– Наш музей – это не попытка восхваления зарубежной техники и зарубежных товаров, – подчеркивает директор и организатор музея, бывший судовой врач Николай Бородин. – Мы просто пытаемся объективно показать здесь, что значила для воюющей России помощь союзников. Особенно в первый, самый трудный период войны, когда советская промышленность была практически полностью парализована. А то ведь у послевоенных поколений советских людей сложилось мнение, что из-за океана нам присылали в основном тушенку, джипы да «Студебеккеры», а все остальное – так, по мелочи.

– Кстати, о самом термине. Почему именно кредит и аренда, а не продажа, не передача «в подарок»?

– Потому, что в США тогда запрещено было продавать оружие другим странам. Вот американцы и давали по принятому закону о ленд-лизе свое вооружение как бы «взаймы» тем странам, которые воевали против Гитлера и его союзников. Но после победы всю технику, которая уцелела, нужно было вернуть в Соединенные Штаты...

[img=15136]

В подтверждение сказанного Бородиным, ваш корреспондент вспомнил, что доводилось слышать рассказы очевидцев о том, как по окончании войны в порт Владивостока со всего Союза сотнями привозили «Студебеккеры». А там американцы поставили специальный пресс, который плющил эти автомобили – и сильно потрепанные, и почти новые – в аккуратные брикеты, и затем этот металлолом отправляли в трюмы транспортов.

Американские поставки в Россию не были в период Второй мировой чем-то «эксклюзивным». Закон о ленд-лизе в Штатах приняли еще весной 1941-го, а всего в этом международном проекте участвовали 44 страны – те, кто давал и те, кто получал: помимо Америки и СССР еще Канада, Австралия, Польша, Египет, Китай, Иран…

– США подписали с СССР соглашение о ленд-лизе только в мае 1942 г., – рассказывает Бородин. – А до того мы получали английскую помощь – в том числе истребители «Харрикейн», танки «Валлентайн» и «Матильда» (они участвовали в битве за Москву), грузовики, мины, бомбы, каучук … Именно из Великобритании пришел к нам 31 августа 1941 г. первый иностранный караван судов с грузом помощи. Это был так называемый «вторичный ленд-лиз»: англичане поделились с СССР частью того, что им присылали американцы, а кроме того добавили еще и кое-какую свою продукцию. Энтузиазм тогда на Британских островах царил небывалый: жители Соединенного королевства поняли, что отныне угроза разрушительных бомбардировок и массированной высадки вражеских войск на острова стала значительно меньше, поскольку главный удар гитлеровских армий приняла на себя Россия. Осознав это, англичане готовы были поделиться с «Советами» буквально всем. Много было пожертвований от простых граждан. Например, в тех же танках лежали «посылочки» для их будущих экипажей: шерстяные носки, варежки, коробки с печеньем… А в дула пушек бронированных машин предусмотрительные британцы «упаковывали» для русских «нелегальный груз» – запихивали туда бутылки виски и снаружи затыкали дула ветошью. Сперва с такими посылками вышел конфуз: стали в порту прибывшие английские танки осматривать, глядь: дуло забито! Тогда попробовали выбить пробку длинной палкой, – бутылки со спиртным, вывалились и разбились!.. Едва наше начальство военное об этом узнало, тут же последовало строжайшее распоряжение: боевые машины осматривать и проверять только офицерам-танкистам! Они бутылки доставали из дула аккуратно.

Бывали и более серьезные подарки. В зале музея стоит английский мотоцикл BSA. Когда нашу экспозицию осматривал несколько лет назад британский военный атташе в Москве генерал Меткаф, он сразу же определил, что эта машина прежде, чем попасть в красную армию, была «на мирной работе»: это видно по сохранившейся под слоем камуфляжа «гражданской» окраске. Наверняка кто-то из англичан-доброхотов просто подъехал на своем мотоцикле к борту транспорта, отправлявшегося в Россию, и попросил грузчиков отправить «коня» в трюм. Такие ситуации считались тогда в порядке вещей.

– Общий объем поставок союзников для СССР достиг, при переводе в современный масштаб цен, 140 миллиардов долларов! Присылали нам из Америки самую разнообразную технику и материалы, порой совершенно неожиданные. Вот, например, у нас хранится экспонат: обычные металлические пуговицы с советской военной формы – звезда, серп и молот изображены, а на обратной стороне оттиснута надпись на английском «Сделано в Чикаго». Для наших разведчиков и десантников из Америки присылали особо калорийные рационы: брикеты «индейка в шоколаде» и даже «сало в шоколаде»!..

Посередине музейного зала стоит знаменитый герой фронтовых дорог – армейский Willys MB. Именно эта конкретная машина – не простая, а мемориальная: на ней в годы войны ездил маршал Рокоссовский.

– Джип до сих пор в рабочем состоянии. Все послевоенное время он хранился в семье полководца, а не так давно внук маршала Константин отдал машину музею. Позднее нам удалось дополнить внедорожник некоторыми недостающими деталями. Чудом нашлось специальное приспособление, выпускавшееся американцами: особый кожух для хранения карабина, который крепился под приборной доской «Виллиса» – достаточно водителю лишь слегка нажать рукой, и пружины выбрасывают оружие прямо в руки…

Еще одна большая удача поисковиков из клуба: отыскали дедушку в Тверской области, у которого сохранился американский десантный мини-мотоцикл!

– Да это же прямо скутер какой-то!

– Такие «скутеры» к нам поступали в очень ограниченном количестве. При десантировании их спускали на парашюте в специальном контейнере, а потом в считанные минуты «ставили на колеса» – и вперед, громить врага!

Часть крупногабаритных экспонатов ленд-лизовской коллекции из-за нехватки места для них приходится хранить в металлических ангарах-укрытиях, стоящих во дворе рядом со школой. Николай Германович по просьбе вашего корреспондента устроил «пресс-показ» этих реликвий Второй мировой.

– Здесь у нас хранится Ford GPA выпуска 1942 г. Это одна из ранних моделей «фордовских» амфибий, участвовавших во Второй мировой. При преодолении водных преград GPA мог доставить на другой берег 10 солдат – четверо помещались в кабине и еще шестеро – на палубном настиле. Такие машины использовались частями красной армии во время боевых действий в озерных местах Прибалтики, в Карелии... Ford GPA выпускались заводом лишь короткое время – в 1942 и в 1943 годах и их уцелело совсем не много. Данный раритет удалось отыскать в Калужской области. Там машина хранилась много лет у одного старичка, который в годы войны был водителем именно такой амфибии, а потому, когда ему представилась возможность купить «плавающий «Форд», ветеран не стал сомневаться.

В соседнем с амфибией ангаре стоит Willys, который долгие годы принадлежал доктору права С. Натрускину. Во время войны Сергей Владимирович был фронтовым шофером, ездил как раз на «Виллисе» и так «прикипел сердцем» к этому джипу, что потом, уже став заслуженным ученым, купил себе одну из уцелевших с военных лет машин. Несколько лет назад, накануне своего 80-летия Натрускин передал этот Willys музею. Машина на ходу и уже не раз принимала участие в различных ретро-парадах и мемориальных праздниках. Имеется в коллекции и еще один Willys – тоже мемориальный. Машиной в военные годы пользовался знаменитый директор московского автозавода Лихачев.

Среди «движимых» экспонатов, хранящихся в ангарах, есть и английский «двойник» американского «Виллиса» – командирский автомобиль-внедорожник Ford 1943 года выпуска, его Бородин вывез из Саратовской области, где ретро-джип хранился в семье ветерана, крутившего баранку такой же машины в годы войны.

Совершенно уникальный колесный экспонат – американский плавающий прицеп. По словам Бородина, это единственный сохранившийся в России экземпляр. Такие прицепы предназначались для буксировки «Виллисами» или амфибиями. На них можно было перевозить (в том числе и по воде) четырех человек или около полутонны груза. «На след этого редчайшего образца удалось напасть в Подмосковье. Прежнему хозяину старый двухколесный агрегат был уже не нужен и мы с ним договорились на бартер: прицеп в обмена два хороших современных велосипеда».

В середине мая 2013 г. над «Фордами», «Виллисами» и другими раритетными музейными экспонатами нависла угроза. Бородина поставили перед фактом, что ангары-укрытия, в которых они хранятся, должны быть демонтированы, чтобы уступить место автостоянке (ведь в городе развернулась масштабная акция по оборудованию во дворах «парковочных точек»). Бригада рабочих даже успела «раскурочить» один из ангаров, так что Николаю Германовичу пришлось несколько дней и ночей дежурить рядом – следить, чтобы никто не покусился на уникальную машину-амфибию, хранившуюся в разобранном ангаре. К счастью, у энтузиастов из музея нашелся активный защитник – глава управы «Якиманка» Эдуард Джиоев. В свое время, вскоре после того, как занял этот пост, он посетил музей и пообещал помощь в сохранении этой без преувеличения уникальной коллекции. Слово свое Джиоев сдержал: благодаря распоряжению из управы все ангары-хранилища музея, перекочевавшие в дальний угол двора, останутся на этом месте и впредь. Эти укрытия, в которых находятся «движимые памятники истории», не будут демонтировать заодно с обычными «ракушками».

– 22 июня – значимая дата не только в истории всей страны, но и в истории вашего музея: его день рождения. Ожидается большой наплыв посетителей?

– Да, девять лет назад мы открыли музей «Союзники и ленд-лиз». С тех пор в этот день у нас всегда многолюдно – приходят ветераны, молодежь...

Частые гости музея – иностранцы, представители посольств Америки, Великобритании и других государств бывшей антигитлеровской коалиции, которые традиционно приезжают сюда по случаю главных мемориальных дней Второй мировой. Один из них – американский военный атташе бригадный генерал Питер Зваак, уже побывавший в музее 8 мая, искренно поблагодарил энтузиастов, собравших уникальную коллекцию: «Вы делаете очень нужное дело для наших стран, для наших детей!»