ГИБДД разрешает нарушать

История с разрешением правого поворота при запрещающем сигнале светофора до своего разрешения еще далека. Потому как инициатива пусть и полезна, но явно беззаконна. Однако на этот факт не реагирует даже Генеральная прокуратура РФ.

Хоть повесьте меня, хоть расстреляйте: мозг упорно отказывается подавать команду рукам повернуть баранку на красный сигнал светофора с картонной табличкой «Пропусти всех, и можно направо». Ведь, ей-богу, что-то здесь не так. Но что? Дабы выяснить это, пришлось затеять переписку с причастными к делу ведомствами. То есть забить им стрелку. Результат обескуражил…

Уж коли цивилизованная Европа поворачивает на красный без зазрения совести, то нам почему нельзя? Мы чем хуже? Родина-мать решила, что ничем, и тоже позволила расплодиться картонным стрелкам на светофорах Москвы и Белгорода. В порядке эксперимента. Да вот конфуз: залетные водилы тотчас же пришли в замешательство, ибо не учили их в автошколах, что светофор может выглядеть столь оригинально…

А самые образованные пожали плечами: мол, шоферская Библия — Правила дорожного движения — не предусматривает подобных извращений для отдельно взятых городов, а даже наоборот — устанавливают единый порядок дорожного движения на всей территории Руси. То есть одинаковый для всех. Стало быть, индивидуальные для Москвы и Белгорода стрелки из картона — не более чем художественная самодеятельность. Однако эксперимент, судя по довольным лицам авторов затеи, удался. И уже грозит эпидемией.

Признаем чистосердечно: государственный стандарт на знаки и светофоры действительно позволяет в порядке эксперимента хулиганить со знаками и светофорами. Но простите! Не до такой же степени, чтобы замахиваться на документ федерального значения — Правила дорожного движения — и дерзко перечить написанному в нем. Тем более что наши с вами отношения на дороге — пешеходов и водителей — регулируют не ГОСТы, а исключительно вышеупомянутый документ. А это значит: да пусть будет зеленая улица этим зеленым стрелкам! Но исключительно тогда, когда эти стрелки вонзятся специальной строкой в ПДД… Вот такие специфические мысли заставили взяться за перо. И тут начались приключения, похлеще необыкновенных приключений обыкновенной стрелки.

«Телега» с размышлениями на тему отправилась в Генеральную прокуратуру, мол, гляньте, товарищи прокуроры: не провоцируют ли такие одноразовые картинки многоразовые нарушения ПДД? А именно — запрещенный проезд на красный. И вмешайтесь, пожалуйста…

Генеральные прокуроры, кажется, растерялись.

«Ваше обращение рассмотрено, — сообщил начальник отдела Генеральной прокуратуры товарищ Русецкий. — В целях оперативного разрешения поставленных вопросов оно направлено в прокуратуру Москвы».

Спущенное вниз обращение, похоже, и столичных прокуроров поставило в тупик. И оперативное разрешение поставленных вопросов завершилось оперативным избавлением от ответов на них. Начальник отдела московской прокуратуры товарищ Иванова уведомила заявителя (то есть меня), что обращение направляется для рассмотрения еще ниже — в Главное управление МВД РФ по городу Москве. Пусть, мол, разбирается Петровка, 38.

Петровка, которая 38, и вовсе не поняла, при чем тут она… И (как говорят в Одессе: папа и мама, вы таки будете смеяться!) отправила обращение еще ниже. Куда бы вы думали? Правильно! В столичное управление ГАИ.

Таким образом, выяснять, правы ли были сотрудники ГИБДД, когда согласились на эксперимент в его сомнительном исполнении, принялись те самые сотрудники ГИБДД, которые и согласились на эксперимент. Цитировать ответ придорожных полицейских — дело пустое. Такого же свойства и приведенный в нем аргумент. И заданный генеральным прокурорам вопрос отчаянно повис в воздухе. Как та стрелка…

Итог оказался печальным: никто не сумел (или не захотел?) дать прямой ответ на прямо поставленный вопрос. Никакого ответа не дал бы и придорожный департамент, если бы еще было куда спускать запрос.

Впрочем, столичное Управление ГАИ не использовало последний шанс — обращение вполне можно было подкинуть сержанту Прыщеву.

И вот тогда-то все сразу бы встало на свои места!

— А что, — переспросил бы Прыщев, — правда, очень милая стрелочка?

И с гордостью добавил бы:

— Сынишка нарисовал…