Красота форм, как двигатель автопродаж

Автомобиль по своим тактико-техническим характеристикам может быть плохим или очень плохим, но будет радовать ростом продаж. А четырехколесный венец технической мысли, инженерии и эргономиии станет пылится на складе. Почему?

Люди знают, наука доказывает. Люди и без подсказок в курсе, что пальцы в розетку лучше не совать, зубы надо чистить, а туалетная бумага чрезвычайно полезное изобретение. Но наука не может простить своего отстраненного неучастия в этих выводах и потому обязательно проводит исследования, эксперименты и лабораторные работы, чтобы доказать истины, стать причастной, а со временем не только догнать человеческие знания, но и перегнать их, вежливо объяснив, что кабы не их открытия, люди так ничего бы и не знали, не умели, не могли. Наука очень нужна, чтоб объяснять очевидное.

Очевидно, что красивую вещь покупают охотней, чем просто функциональную. Дизайнерский топор «Fiskars» очень хочется потому, что он отлично выглядит. Хотя наш православный колун функциональней, не нуждается в жалости и не знает сострадания. Резиновые тапки от «Crocs» не превосходят «сланцы», но в них можно выйти в пляжные люди и скромно шикануть обликом, не пряча под лавку от стеснения. А по функционалу они не являются образцом совершенства, уступая в простоте всей прочей летней обуви русского села из китайской цельной резины. Возрождение компании «Apple» и ее обширное возвращение в быт примитивного пользователя случилось из-за алюминиевого дизайна. Споры о превосходстве над РС только усилились и теперь уже носят чисто религиозный характер, зато красота прорубила в сознании людей столь мощную брешь, что пользователи насочиняли гораздо больше аргументов в защиту «Apple», чем сама фирма. «Bang&Olufsen» ничего не изобретает, заимствуя содержание, но чрезвычайно старательно отрабатывают облик. Легенда о принадлежности этой датской техники к классу Hi-End основана только на дизайне и оглушительном ценнике. Меломаны, очарованные красотой форм и потраченными деньгами, обнаруживают упоительную чистоту звука, формируемую глазами, а не ушами.

Не менее очевидно, что красивую машину покупают охотней. И вот корейцы из KIA решили сделать ставку на облик. Они предположили, что их автомобили обретут гораздо больше поклонников не потому, что у них хорошие моторы, правильные подвески и удобные салоны, а потому, что они станут красивыми. И, закрыв глаза и стиснув зубы, доверили себя немцу Питеру Шраеру. Результат – KIA готовится занять первое место в мире по продажам. Подотставший в автокефальности союзный «Hyundai» срочно отдан Шраеру, чтобы и его облик обрел понятную в остальном мире красоту и принял участие в освоении первого места. И хотя сами корейцы не в восторге от внешности своих нынешних автомобилей, они готовы смириться, поскольку выгода страны выше личного отношения, а компенсация в виде отменного оснащения сглаживает конфликт обложки с содержанием.

Когда японцы начинают тонуть, они тоже обращаются к красоте и делают ставку на европейский дизайн. И хотя они еще меньше корейцев понимают бледнолицых, всякий раз, как только зовут на подмогу итальянцев из «Pininfarina» или «ItalDisign», так сразу наваливается успех. А потом они возвращаются к самобытности и тонут. Эту разницу в понимании автомобильной красоты лучше всех объяснил француз Поль Брак: «Дизайнеры ориентируются на женскую красоту. Японцам нравятся их женщины, корявые, как ветка сакуры, а европейцам нравятся свои, плавные и изящные». Нынешняя гибель «Mitsubishi»  во многом обусловлена ошибками дизайнеров. Если бы не урод Galant и не жуткий Pajero III, они бы еще побарахтались. И «Subaru» стала тонуть сразу, как только перешла на дизайнерское самообеспечение. Это уже потом стало ясно, что и мотор у нее бестолковый и качество жигулевское и симметричность полного привода не играет никакой роли. Но пока всю эту инженерную эклектику накрывала классная работа опытного художника, никто не вникал так глубоко и никаких инженерных промахов не видел.

Но и без национальных особенностей резкие эксперименты над обликом не приводят ни к чему хорошему. Как только Крис Бэнгл изуродовал BMW 7-Series (Е65-Е66), так сразу поднялись продажи у «Mercedes» и даже «Jaguar». Когда GM решил испытать прочность клиентской лояльности моделью Pontiac Aztek, так бренд тут же скончался и его пришлось хоронить под фанфары, закопав 111-летнюю историю. «Peugeot» развелся с «Pininfarina» и самостоятельно смастерил модель 407 и в результате закрыл два завода, уволил 21 000 человек и сейчас продается китайскому «Dongfeng».

Наука на красоту смотрела пристально и с огорчением. Даже красивые самолеты хорошо летают без нее, а уж красивые автомобили и подавно лучше продаются без научного обоснования. Спешно восполняя эту брешь человеческих знаний, сразу две организации принялись выяснять зависимость красоты предмета и его коммерческого успеха. Творческий исследователь рынка британский «OnePoll» и специалист по созданию нейрокомпьютерных интерфейсов «Myndplay» (по просьбе «Volvo») провели два разных исследования по общей теме «Эмоциональная сила автомобильного дизайна». Итог – удивительное открытие! Оказывается, красивая вещь людям нравится больше, чем некрасивая! Особенно, если это автомобиль. На научном языке это оформлено так: «исследование позволило выявить, что прекрасный дизайн автомобиля может стать причиной удивительных эмоций, сравнимых с естественными переживаниями и ощущениями людей». Чтобы получить этот примечательный вывод, обе фирмы набрали массу живого народу, прикрутили к голове каждого датчики и показывали различные картинки. Не только машин, но и плачущих детей, броских барышень и плейбоев. Удалось достоверно выяснить, что «люди эмоционально реагируют на формы автомобиля, при этом мужчины практически генетически запрограммированы на обтекаемые формы и красивые линии». Сразу видно, что это были европейские мужчины, не очарованные корявой сакурой, о чем и говорил мудрый Поль Брак.

Причастный к науке старший вице-президент по дизайну «Volvo Cars» Томас Ингенлат (Thomas Ingenlath) воодушевленно подытожил:

— Это исследование, наконец, подтвердило то, что мы предполагали: прекрасный дизайн автомобиля способен вызвать сильные эмоции — от положительного восприятия до ощущения настоящего воодушевления...

Кроме всего прочего это означает, что шведы сильно отстают от французов и итальянцев, познавших данную истину несколькими десятилетиями раньше. Зато у шведов теперь все улеглось по полочкам, теория догнала практику, наука объяснила очевидное и можно продолжать спокойно работать, совершая ошибки в дизайне.