Армия без колес

На недавнем расширенном заседании коллегии Минобороны военные, констатируя выросшую боеспособность вооруженных сил страны, совершено забыли о катастрофическом положении автомобильных войск.

Угрозы подкрадываются к России со всех сторон. Лет 30 мы прожили в арктическом спокойствии и даже белых медведей кормить перестали, но вот на горизонте обозначился стратегический вызов и возникла необходимость «располагать здесь всеми рычагами для защиты своей безопасности и национальных интересов», в связи с чем мы срочно создали арктическую бригаду, раздали всем год за три и отправили кататься на лыжах и играть в снежки солдат и офицеров. Ну, слава богу, упредили супостата и если в ближайшие десятилетия к нам сунутся напрямки через Северный Полюс, организуем встречу. Главное, что среагировали быстро.

На недавнем расширенном заседании коллегии Министерства обороны выяснилось, что все так и задумано, армия, как всегда, самая сильная, отлично модернизированная и сладострастно реформированная, шестью проверками вздрюченная, новым министром осчастливленная и дело за малым – подкинуть еще 30% свежей техники, 40 баллистических ракет, 210 самолетов и вертолетов и 200 танков. Да, и еще пара кораблей на подходе — «Александр Невский» и «Владимир Мономах» вот-вот встанут на боевое дежурство и озадачатся смыслом жизни, поскольку военной доктрины у нас нет, а задач для флота и подавно. И, что особенно важно, если марсиане кинут в нас очередной чебаркульский метеорит, мы им ответим шестью новыми спутниками.

А воевать-то как будем? Сядем в штабе, нажмем кнопку, ракета прилетит по адресу, все сделает сама и мы победим. А вот по земле на чем поползем и поедем? Танков нет. Персональный подвиг Игоря Холманских спас «Уралвагонзавод», отбросил страну в конец прошлого века и вместо Т-90 мы модернизируем Т-72, делая вид, что пять старых танков всегда лучше одного нового.

А что с колесами? Шесть нападений министра Шойгу на войска выволокли на свет божий понтонеров на КрАЗах, обнаружили залежи ГАЗ-66 и ЗиЛ-130 с задранными капотами. Вызов времени придет к нам стрелковой цепью с тачанками и мы ловко сходим в штыковую? А передислокацию осуществим маршевыми колоннами с оркестром и песней про Щорса?

Завода ЗиЛ больше нет. В строю остался ГАЗ и КамАЗ. Сняв с производства ГАЗ-66, нижегородцы воспроизвели его в виде ГАЗ-3308 «Садко», наградив признаками эргономики и дизелем от минского трактора ММЗ Д-245.7. КамАЗ еще не весть продался немцам и усиленно трудится над гражданскими машинами, делая для армии все то же самое, что и прежние десятилетия, модернизируя машину 4310 образца 1983 года. А еще у нас есть непобедимый «Урал». Единственный, на кого и вправду можно положиться вопреки его возрасту и возможностям. И командирский УАЗ, чтоб офицеры не расслаблялись и даже в мирное время стойко переносили тяготы и лишения воинской службы.

Мобильность армии – слагаемое успеха. Учения им. Шойгу показали, что транспортные самолеты не могут взлететь, пока министерство не оплатит аэропорту посадку и десантники не упадут на голову врагу, пока операционистка в банке не сверит все цифры в счете… А пехоте, почему-то называемая мотострелками, опять выпадает марш-бросок. На расширенном заседании коллегии про доставку живой силы, обеспечение и эвакуацию как-то не упоминалось. Ракетами гремели, спутниками хвастались, кораблями любовались, а колеса не трогали. А в это время «предприятия ОПК не только обновляют свою базу, но и вошли в хороший ритм работы, накопили опыт крупносерийного производства продукции, чего раньше не было, давно уже не было». Крупносерийно, это про сбежавшую «Рысь», она же Iveco LMV? А у кого узнать, подходит эта принятая на вооружение машина для нас или нет? А где противоминная защита русского бронеавтомобиля с недопустимым немецким названием «Тигр»? Как поживает аналог Hummer, в работе над которым отметился не только КамАЗ, но и частные фирмы? Как обстоят дела с изменением транспортной доктрины войскового обеспечения и полным отказом от гражданских грузовиков?

…Расширенное заседание коллегии министерства — подходящая площадка, чтобы поставить задачу перейти исключительно на многоцелевые бронированные транспортные средства с противоминной защитой MRAP (Mine Resistant Ambush Protected — защищенные от подрыва и засад). Или мы так и будем любоваться спутниками в небе, а пехота продолжит разминировать поля своими телами, как это практиковал маршал Жуков? Современная война — это мины под ногами и колесами. Десятилетий не хватило, чтобы это понять…

Зато «для более эффективной борьбы с международным терроризмом и выполнения отдельных задач за пределами России создаются Силы специальных операций». Мы собрались за трофеями? Чтоб опять воевать на чужом, но не платить за ленд-лиз?