Что делать, если целехонькую машину признали брошенной и хотят эвакуировать

Война столичных властей с гражданами за чистоту и благоустроенность дворов принимает подчас настолько уродливые формы, что откровенно вступает в противоречия с УК РФ. И особенно от полууголовных бюрократических игрищ страдают автовладельцы. В чем на собственном опыте убедился корреспондент портала «АвтоВзгляд», чью машину чиновники управы Академического района хотели утилизировать только за... спущенное колесо!

Началось все с того, что некий молодой человек снял на телефон мои старенькие – но на полном ходу! – «Жигули», стоящие во дворе, и 5 июня выложил фотографии на любимую игрушку московских властей портал «Наш город» с комментарием «Брошенный автомобиль». Сотрудник, занятый модерацией обращений граждан на этом портале, разместил снимки «как есть» – с неприкрытыми номерными знаками, что уже является прямым нарушением федерального закона №152 «О персональных данных». То, что автомобиль на фотографиях не имеет признаков брошенного, горе-модератор даже думать не стал. О факте публикации на портале я узнал только 11 июня, когда мне позвонили из районной управы. Поинтересовавшись, не моя ли это машина, некий чиновник стал почему-то грозить эвакуацией, если я не переставлю автомобиль на другое место. Я удивился таким странным речам, но не придал им особого значения, посчитав, что раз владелец установлен и машина не брошена, то и волноваться больше не о чем. Я-то думал, что общаюсь с нормальными взрослыми людьми, а зря.

После праздничных дней, 15 июня, обнаружил аналогичный ультиматум в письменном виде, приклеенный на машину, а 16 числа, под обращением на портале «Наш город» появился загадочный ответ «ведутся работы по выявлению владельца автомашины» за подписью главы управы Академического района Шигабетдиновой Эльвиры Альбертовны. В 10 утра следующего дня, 17 июня, заорал дурным голосом пейджер сигнализации. Выглянув в окно, обнаружил эвакуатор, уже подцепляющий мою машину. Руководил процессом какой-то толстенький молодой человек, настолько важный, что представляться и показывать мне документы он не стал, лишь важно говорил «Я из управы!» и утверждал, что мой автомобиль признан брошенным, потрясая при этом слепыми ксероксами каких-то актов. Диалог не задался, пришлось вызвать наряд полиции, в сопровождении которого мы проследовали в ОВД Академического района, захватив с собой бригаду эвакуаторщиков. Сидя в дежурной части, где мы ожидали опроса дознавателем, юноша из управы (только с помощью полиции удалось узнать, что его фамилия Зайцев) все пытался убедить меня, ссылаясь на некое постановление Правительства Москвы 569-ПП от 23.09.2014, что, пытаясь украсть мой автомобиль, он изо всех сил хотел мне помочь. Прямо тимуровец какой-то. Пламенные речи не помешали мне написать заявление о том, что в действиях сотрудников управы Академического района я усматриваю состав преступления, попадающего под статью 161 УК РФ «Грабеж» (открытое хищение чужого имущества), часть 2 (в составе группы лиц). Добравшись до дому, решил посмотреть, что же это за загадочное постановление 569-ПП. Как оказалось, данный документ регламентирует порядок выявления и перемещения брошенных и разукомплектованных автомобилей в городе Москве.

Постановление содержит, в частности, предельно точный перечень признаков, позволяющий считать автомобиль разукомплектованным: «Разукомплектованным транспортным средством признается транспортное средство, у которого отсутствует один из следующих конструктивных элементов: дверь, колесо, стекло, капот, крышка багажника, крыло, шасси или привод». Таким образом, указанное в акте осмотра спущенное колесо, пропоротое дворовой шпаной, никоим образом не является причиной признать автомобиль разукомплектованным. Сам акт за номером 43 составлен и подписан главой управы Академического района Шигабетдиновой 5 июня. Напомню, что кляуза на портале «Наш город» появилась все того же 5 июня в 15 часов 38 минут. Получается, что за два часа, оставшиеся до окончания рабочего дня, была собрана комиссия из лиц, подписавших акт, и проведен осмотр машины, что подтверждено подписью г-жи Шигабетдиновой. Потрясающая оперативность, в которую почему-то с трудом верится. Тем временем, на следующий день после похода в полицию, на портале «Наш город» появляется официальный ответ жалобщику от лица все той же г-жи Шигабетдиновой, что моя машина никому не мешает и эвакуации не подлежит. Правда, составители акта подстраховались, и на случай повторной жалобы как бы слегка перепутали адрес, мало ли что. Пытаясь докопаться до истины, записался на личный прием к главе управы, в надежде узнать все из первых уст. Встреча получилась очень любопытной – из беседы с двумя молодыми женщинами (главой управы и ее первым замом по вопросам благоустройства г-жой Белягиной), я понял, что на территории Академического района царит феодальный строй, и агнцев от козлищ здесь отделяют именно эти две милые дамы, руководствуясь своими внутренними убеждениями. Даже свое любимое постановление 569-ПП прелестные создания явно не читали.

Что удивительно, ведь прошло всего два года, как г-жа Шигабетдинова получила диплом юриста. Впрочем, получен он почему-то в Екатеринбурге, хотя жила и работала она в это время в Москве.

Одной из возможных причин такой бурной активности, граничащей с беззаконием, может быть то, что буквально за месяц до описываемых событий префектура ЮЗАО оштрафовала персонально г-жу Шигабетдинову на 5000 рублей именно за плохую работу по благоустройству дворов. Для матери двоих детей с годовым доходом чуть больше 100 000 рублей, которая с семьей ютится в коммунальной квартире (конечно, если верить поданной декларации), сумма штрафа оказалась болезненной, вот и старается.

Тем временем, через каких-то 1,5 месяца, из ОВД Академического района пришел ответ на мое заявление. В возбуждении уголовного дела было отказано, а в устной беседе капитан Бутин, проводившей дознание, мотивировал свое решение тем, что в действиях сотрудника управы г-на Зайцева он не видит корыстного мотива. На мой вопрос «А если вор-рецидивист, пойманный с поличным, скажет, что не имел корыстного мотива, так как все украденное собирался пожертвовать в детский приют – его надо немедленно отпустить»? Увы, к ведению дискуссии капитан Бутин оказался не готов, и обиженным голосом посоветовал обжаловать его действия через суд, если меня что-то не устраивает. Что, собственно, и было сделано. Но стоило лишь подать заявление в Гагаринский суд, как районная прокуратура, поняв, видимо, что мотивация отказа какая-то странная, вернула дело на доследование обратно в ОВД Академического района. Так что история не закончилась, и последующих витках этого дела мы еще расскажем.