Сядем все!

Как и предсказывал «АвтоВзгляд», поправки депутата Яровой в УК и КоАП РФ, вводящие жесточайшие санкции для пьяных водителей, Госдума после памятного выступления президента страны на коллегии МВД стремится рассмотреть в авральном порядке.

Уже поздним вечером 15 февраля Комитет Государственной Думы по конституционному законодательству и государственному строительству решил-таки рекомендовать Государственной Думе принять проект федерального закона №186587-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу усиления ответственности за совершение правонарушений в сфере безопасности дорожного движения» в первом чтении 20 февраля (на два дня раньше, чем предполагал сайт «АвтоВзгляд».

И это при том, что значительная часть членов комитета, возглавляемого депутатом Плигиным, высказалась против подобной скоропалительности. По мнению «оппозиционеров» законопроект слишком сырой, чтобы выносить его на голосование даже в первом чтении. Однако «протестантов», представляющих так называемые оппозиционные партии, единоросовское большинство и Госдумы в целом, и этого комитета в частности, не услышало и дало бумаге зеленый свет.

Между тем, претензии к творчеству г-жи Яровой весьма серьезные, даже если опустить такую «мелочь», как существующую в стране норму нулевого промилле в крови водителя, при которой за решеткой — по Яровой — может оказаться даже стопроцентно трезвый рулевой.

Так, эксперты высказались против предложения об увеличении верхнего предела наказания в виде лишения свободы в санкции части шестой статьи 264 УК РФ до 15 лет, поскольку это переводит преступление, предусмотренное данной статьей УК РФ, в категорию особо тяжких, что не согласуется с частью пятой статьи 15 УК РФ, в соответствии с которой особо тяжкими преступлениями могут признаваться только умышленные деяния. А совершение ДТП со смертельным исходом (даже если водитель был действительно пьян) всегда было и, надеемся, останется преступлением, совершенным по неосторожности.
У многих депутатов вызвало недоумение и желание Яровой карать тюрьмой людей, лишенных по суду «прав», но севших за руль в подпитии при том, что пьяных водителей, не лишенных водительского удостоверения или не имеющих его вовсе предлагается наказывать только в административном порядке (большим штрафом, в основном). Между тем, подчеркивают специалисты, по своему характеру и степени общественной опасности указанные преступление и правонарушения сходны между собой (единственное различие состоит в характеристике личности виновного), а степень ответственности за их совершение будет существенно отличаться, что вряд ли соответствует принципу соразмерности наказаний.

Имеются и более серьезные претензии, хотя, казалось бы, куда уж серьезней. Г-жа Яровая и компания, предлагая по максимуму наказывать пьяных «лишенцев», не учитывает, что «прав» человек мог лишиться не за любовь к зеленому змию, а за выезд на «встречку». А ведь КоАП содержит около 20 составов административных правонарушений, за которые предусматривается наказание в виде лишения права управления транспортным средством, но которые не связаны с нахождением виновного в состоянии опьянения. Таким образом, гражданин, лишенный права управления транспортным средством за указанные правонарушения и впервые совершивший управление транспортным средством в состоянии опьянения, будет нести уголовную ответственность, тогда как повторное управление транспортным средством в состоянии опьянения лицом, не лишенным права управления, повлечет лишь административную ответственность в соответствии с проектной частью 4 статьи 12.28 КоАП.

Из других недодумок Яровой вырисовывается еще более интересные моменты. Скажем, за отказ от медосвидетельствования она предлагает наказывать куда мягче, чем за сам факт пьяных покатушек. И хотя гражданин «прав» лишиться по любому, но в денежном выражении выиграет. Это значит, что число отказов значительно вырастет.

Наконец, полная неясность твориться с пассажем, предусматривающим использование видеорегистраторов при совершении таких действий, как отстранение от управления транспортным средством, освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения. Во-первых, из проекта не понятно, что будет, если видеорегистраторы ни полицейские, ни врачи использовать не станут. Будут ли в этом случае их действия и выводы автоматически признаваться незаконными? Понесут ли должностные лица, игнорирующие эту норму какое-то наказание или нет? Наконец, Яровая не понимает, что гаджет, который мы называем видеорегистратором, в предложенных ею ситуациях использоваться в силу своих характеристик и способностей не может. Речь скорее идет об использовании средств киносъемки и (или) видеозаписи.

Короче говоря, путаница страшная. Но видя, с каким упорством, не замечая очевидных проколов, депутатское большинство толкает сомнительный законопроект к статусу закона, можно не сомневаться — очень скоро сядем все...